Путешествия по Украине и не только

Поездки в Корсунь-Шевченковский, апрель 2004, февраль 2007

Корсунь-Шевченковский



В мае 2003 года мы купили машину Wolksvagen Golf 1988 года выпуска, по доверенности - это было наше первое транспортное средство. Машина оказалась с характером – ездила не тогда, когда нужно, а на своё усмотрение, когда ей этого хотелось. Из-за её козней мы даже пропустили свадьбу друзей в Прилуках – не смогли доехать. Но машинку мы всё равно любили и ласково называли Хрюша – из-за её страсти повредничать.
И вот только в апреле 2004 года, практически через год после покупки, у нас «дошли руки» снять её с учёта по доверенности и переоформить на себя. Зарегистрирована машина была в Корсунь-Шевченковском – вот туда мы и собрались.
Поездка для меня представилась увеселительным мероприятием: проехаться по живописной трассе, посмотреть новый город – это очень увлекательно для человека, любящего путешествовать. Готовиться к поездке я начала заранее: попыталась раздобыть какие-нибудь сведенья о городе. Сейчас Корсунь-Шевченковский уже включен во многие туристические маршруты, и информации в интернете о нём можно найти достаточно, а в 2004 году выудить из всемирной сети получилось очень мало: Корсунь-Шевченковский - районный центр Черкасской области, население около 19 тысяч жителей, расположен на реке Рось, расстояние от Киева 144 километра. По летописным данным, основан в 1032 году князем Ярославом Мудрым для охраны южной границы Киевской Руси от набегов кочевников. Являлся одним из центров освободительного движения в 1648-1654 годах под предводительством Богдана Хмельницкого. Вот практически и все данные, которые удалось почерпнуть.
И вот наступил день поездки, будильник звонит в 5 утра. Холод в квартире ужасный, из-под одеяла вылезти совершенно невозможно – в нашем микрорайоне где-то прорвало трубы, и нам отключили горячую воду с отоплением. Пытаясь собраться, натыкаемся друг на друга, как сомнамбулы. Наконец, выбираемся на улицу, морозный воздух обжигает, залазим в машину и отчаливаем от родимых пенатов.
Я сижу в роли штурмана и отслеживаю по карте дорогу. Вставать так рано вредно для моей нервной системы: мимо Обухова ездили взад и вперёд по одной и той же дороге несколько раз – это я небрежно махнула рукой «поворачивай сюда».
Миновали Кагарлык и Мироновку, и вот, наконец, виден большущий камень с надписью «Корсунь-Шевченковский». Ура! Приехали!
ФОТО 1: Камень на трассе

Сворачиваем с трассы в город. При въезде замечаю знак «Музей», и стрелочка указывает направление, лично мне бы так сразу же туда. Но вначале дела - ищем МРЕВ ДАИ, оно оказывается прямо посреди поля.
В 9.00 входим в учреждение, даже, может быть, на минуту раньше. Вопреки Сашиным опасениям очереди нет, нами сразу же начинают заниматься - кругом доброжелательные люди. Я чувствую скорое завершение дел, и переход к главной части моего плана – экскурсии. Наши документы забрали, мы ждём результата.
К сожаленью, всё оказалось не так уж замечательно. Через пару минут нас ждал крутой облом, нам крупно не повезло – по скучным юридическим причинам машину с учёта нам снять не удалось. И сделать это мы смогли только через три года, приехав сюда повторно, а пока что очень расстроились, ведь даже не знали, разрешатся ли эти юридические формальности хоть когда-либо.
Убираемся из МРЕВ восвояси несолоно хлебавши. Настроения нет, ведь, как известно, только когда сделал дело - гуляешь смело. Но раз приехали, всё равно хочется познакомиться с городом – начинаем высматривать проанонсированный музей. Больших улиц в Корсуне всего одна (естественно, имени Ленина, и памятник на ней ему же), мы проезжаем по «проспекту» в одну сторону и другую - туда и сюда. Потом снова туда и немножечко сюда - о существовании музея возникает большой вопрос.
Начинается долгий и нудный опрос местных жителей - все подозрительно молчат, прям какие-то шпионы. «Їдьте туди, як дорога йде,” – заявляет одна бабка, „Мы там были уже два раза”, – отвечаю я.
Возвращаемся к началу Корсуня и пытаемся следовать указателю, но, естественно, приезжаем на ту же центральную улицу, которую объездили уже несколько раз вдоль и поперёк.
ФОТО 2: В поисках музея оказались на вокзале, он очень аккуратненький и чистенький

Поездив ещё немного и не выдержав тяжких экскурсионных испытаний, сворачиваем к Дому культуры (или что-то в этом роде), и возле него подкрепляем тающие силы бутербродами.
После перекуса жизнь кажется веселее, продолжаем путь по второстепенной улице дальше, вдруг дорога начала уходить круто вниз, и очень неожиданно (О, Чудо!) нашему взору предстал старинный замок – это были ещё только въездные ворота, но мне они показались сказочным замком. Это главный вход в парк, он представляет собой строение с двумя выпуклыми башнями - въездная брама напоминает две рядом стоящие туры, именно в таком виде чаще всего вырезают эту шахматную фигуру – круглой, с зубцами вверху. Башни были выстроены в 30-40-х годах 19 века, а непосредственно металлические современные ворота в них были установлены в 1991 году, и изготовлялись они по специальному заказу в реставрационной мастерской в Вильнюсе.
ФОТО 3: Въездные ворота. Своими круглыми башнями напоминают разрушенный дворец в Червонограде в Тернопольской области

По мостику переезжаем речку, паркуемся, проходим через ворота и с нетерпеньем устремляемся на прогулку.
В первую очередь подходим к экспозиции военной техники времен Великой Отечественной войны. Пулемёты, танки, самолёт, «катюша» - это свидетели жестокой битвы 1944 года, проходившей в этих местах, когда наши войска сумели окружить и уничтожить большую немецкую группировку - это сражение получило название «Новый Сталинград». В окружении было уничтожено 55 тысяч немцев, а за время всей операции с 24 января по 17 февраля потери немецких войск насчитывали уже 82 тысячи погибших. Поэтому сразу же после войны в 1945 году здесь был открыт тот самый музей, на который мы видели ссылку при въезде в город - музей Корсунь-Шевченковской битвы, основная его экспозиция расположена в бывшем дворце князей Лопухиных-Демидовых, выстроенном на невысоком холме. От военной техники к зданию ведут вверх ступени, и издали замок кажется воздушно-невесомым.
ФОТО 4: Дворец князей Лопухиных-Демидовых

Строился дворец в 1789 году как загородная резиденция для старшего племянника последнего польского короля Станислава-Августа Понятовского - тоже Станислава Понятовского, который приобрёл эти земли и владел ими с 1778 года. Дворец имел богатейшие интерьеры, его даже в 1787 году посетили польский король Станислав-Август и австрийский император Иосиф II.
В 1790 году Станислав Понятовский отходит от дел и переезжает в Италию, и лишь спустя 7 лет решает проведать своё имение в Корсуни. Дворец оказывается в ужаснейшем состоянии - несколько лет бесконтрольности не могут пройти даром, по этой ли причине, или по другой (возможно, князю просто больше нравилась Италия, ведь свой век он потом доживал в солнечной Флоренции), так или иначе Понятовский продаёт имение.
Приобрел дворец и парк император Павел I для Петра Васильевича Лопухина – в дочь Лопухина Анну император был влюблён всю свою жизнь, всячески одаривал её, и её отца.
С тех пор имение становится принадлежащим Лопухиным-Демидовым: с 1799 года здесь проживает Лопухин, а после его смерти в 1835 году - сын Павел (брат Анны). Павел существенно перестраивает дворец, именно тогда палаты приобретают внешний вид, которым мы можем любоваться и сейчас.
Лично я совершенно не разбираюсь в архитектуре, поэтому не берусь охарактеризовать стиль постройки, но любопытно, что в разных источниках встречаются кардинально разные определения стиля: от «русского романтизма с элементами неоготики и классицизма» до «восточного мавританского стиля». Лично для меня, как «архитектурного чайника», не имеет значения в каком стиле выстроен этот необычный дворец, одно не вызывает сомнений - он очень красивый.
Образование же двойной фамилии в словосочетании «дворец Лопухиных-Демидовых» при полном незнании истории мне представлялось следующим образом: одна из Лопухиных вышла замуж за Демидова и стала Лопухина-Демидова.
В жизни всё было совсем-совсем не так. Пребывая в почтенном возрасте, но не имея наследников, Павел выхлопотал в 1866 году высочайшее повеление о том, что титул и фамилия Лопухиных переходит к его старшему внучатому племяннику Николаю Петровичу Демидову, который, после смерти Павла в 1873 году, и унаследовал имение в Корсуни, поэтому сейчас мы знаем дворец именно с таким двойным названием. Николай Лопухин-Демидов здесь проживал до своей смерти в 1910 году, потом здесь оставалась хозяйкой его жена Ольга Валериановна вплоть до 1918 года - перед захватом власти большевиками она успела выехать в Берлин.
После того, как последняя хозяйка покинула эти земли, парк и строения начали приходить в запустение, в бывшей конюшне организовали кинозал, от былого великолепия остались бродить по территории одичавшие павлины. И только организация музеев в пустующих помещениях спасла комплекс от полного уничтожения.

Мы поднимаемся по лестнице и собираемся зайти внутрь дворцовой постройки - осмотреть выставочные залы и интерьеры. Но незадача, именно сегодня сотрудники комплекса устроили субботник (в пятницу!), и вышли на уборку территории. Что обидно, закрытым оказалось всё - и расположенный во дворце музей Корсунь-Шевченковской битвы, и находящаяся в соседнем флигеле картинная галерея, и исторический музей в пристройке к въездным воротам. Невезуха!
Все эти хранилища истории мы посетили в свой следующий приезд в 2007 году. Больше всего в музеях мне нравятся диорамы – на них можно смотреть бесконечно, рассматривать детали, наблюдать игру сочетания изображения на стене и разложенных на переднем плане реальных предметов, которые позволяют представить себя в гуще событий. Так вот, в музеях Корсуня их целых три - одна показывает битву 1648 года, когда 26 мая войско Богдана Хмельницкого разгромило армию польского короля, вторая – «Подавление восстания 1855 года», и третья – знаменитое зимнее сражение Второй мировой войны, когда в 1944 году была уничтожена большая группировка немцев.

Но это всё мы увидели только через три года, а пока что идём дальше и снова выходим к реке. Любуемся пейзажем и прогуливаемся по тропинке. Огромные валуны некогда видимо встали на пути потока, но воде камни – не преграда, и сейчас Рось бежит по выглаженным плитам. Очевидцы рассказывают, что в каменном дне реки у берега были выдолблены четыре ванные – летом на солнце вода нагревалась, и здесь устраивались купальни.
ФОТО 5: Рось – каменные берега и дно

Проходим по мостику, удаляемся на боковые аллеи и неожиданно выходим к каменному гроту в горе. Он высечен в скале ещё в 1787-1789 годах, как украшение парка. Сам грот не представляет собой особо ничего интересного, но с площадки рядом с ним открывается чудесный вид на дворец и реку. Тут выясняется очередное Невезенье – батарейки в тогда ещё плёночном фотоаппарате сели. Мы их мнём, меняем местами, пытаемся клацнуть раз двадцать – безрезультатно. Эх, сегодня точно не наш день!
ФОТО 6: Вид на дворец с острова, сфотографировали в свой следующий приезд

Возвращаемся на центральную аллею с красивыми фонариками – оранжевыми, белыми и зелёными – оказывается, мы снова находимся на острове. Одно из его названий – Янталка, также называется и гора острова, сплошь укрытая кустами сирени. По легенде поляк Ян влюбился в крепостную девушку Наталку, но не было суждено влюблённым быть вместе, и бросились они с обрыва в реку. Поэтому ещё одно название острова – остров Любви. В 1980-х годах произошла небольшая реконструкция парка, тогда были установлены так понравившиеся мне разноцветные фонарики и скульптурная композиция в фонтане «Ян и Наталка».
ФОТО 7: Ян и Наталка на острове Янталка – история вечной любви (Похожую историю мы слышали в Будве в Черногории – там влюблённые бросились в море)

Продолжаем прогулку по парку – он начал закладываться в английском стиле приблизительно в одно время со строительством дворца, в1782 году - для первого владельца этих земель Станислава Понятовского. Здесь, как и во многих усадьбах, насаждались редкие сорта растений. Деревья, которые я выучила за посещения многих известных мест Украины - софора японская, гинкго билоба и сосна веймутовая - являются для меня первыми признаками окультуривания местности, так вот, они здесь присутствуют. Но парк здесь, скорее, не создавался, а дополнялся – к естественной красоте этого места и природному рельефу добавили красок в виде искусственных насаждений, арок и беседок.

Несмотря на апрель месяц, на улице очень холодно, дует сильный ветер. Хоть и одеты мы по-зимнему тепло, ведь прогноз погоды слушали и знали, что будет около нуля, тем не менее, ходить по парку на ветру становиться просто невозможным.
Возвращаемся к машине и, проходя аллеями, обсуждаем это замечательное место – нам очень понравилось, мы не ожидали увидеть ничего подобного, ведь просто приехали снимать машину с учёта, а обнаружили здесь такую красоту. Об этом заповедном уголке раньше ничего не слышали, не видели ничьих снимков – может, поэтому находимся в таком восторге. Ни одна фотография, ни одна видеосъемка не сможет передать необычность, уникальность этого парка, только обойдя всю территорию можно составить единое целостное представление о комплексе: Рось, поворачивая, делится на рукава и протоки, образуя несколько островов, на которых и расположена дворцово-парковая композиция. Когда об этом не подозреваешь, это оказывается очень неожиданным – вот мы только что перешли на другой берег, гуляем по нему, и вдруг - снова вода, мы любуемся с моста бегущими по камням потоками, и думаем, что вот теперь мы уже точно оказались на противоположном берегу. Но, пройдясь по аллее, обнаруживаем, что мы таки снова находились на острове, и только теперь видим раскинувшийся парк. Трудно припомнить ещё где-либо такой своеобразный природный ландшафт. А как же здесь, наверное, красиво в мае во время цветения сирени – сплошным ковром она укрывает холм острова Янталка. Теперь я понимаю, почему Шевченко приезжал именно сюда писать свои картины и стихи (впрочем, на Украине трудно найти место, где бы не побывал великий поэт). Наш знаменитый кобзарь и родился не так далеко отсюда, в 34 километрах от Корсуня в селе Моринцы, поэтому город и получил в 1944 году приставку Шевченковский. Сохранился каштан, под которым любил творить Шевченко – видимо под деревьями на него, как на Ньютона, снисходило вдохновение, по всей Украине энтузиасты пытаются спасти липы, дубы, и каштаны, под которыми сиживал творец. Но лет с тех пор прошло не мало, и живые свидетели творчества поэта-художника при всех стараниях выглядят ужасно. В Седневе мы видели липу, возле которой творил Тарас - она свой век точно отжила.
ФОТО 8: Липа в Седневе – живой, или, скорее, уже не живой свидетель момента творчества Шевченко. Каштан в Корсуни точно такой же, мы его не фотографировали

Само название Корсунь происходит от древнего Крымского Херсонеса, так читается Херсон по латыни – Корсунь. Такое название этой местности дали переселившиеся из Крыма монахи. А Херсон по-гречески означает «полуостров».

Выходим за ворота-башни, и, несмотря на холод, ещё раз подходим к речке – поглядеть на каменные берега Роси и многочисленные пороги. Вода и камни – основа здешнего пейзажа, движение и статика – завораживающее сочетание.
ФОТО 9: Мост на остров Коцюбинский
ФОТО 10: Камни и вода – основа ландшафта в Косунь-Шевченковском

В машине с пирожками пьём чай, больше похожий на чефир – чтоб не промахнуться, я сыпанула заварки побольше. В 5 утра чай заваривать очень не хотелось, но сейчас он оказался «в нагоді», мы согрелись.

Начинаем путь домой – в связи с неудачей в МРЕВ немного не в том настроении, на которое рассчитывали, но обнаруженный парк практически перекрыл весь негативный момент с машиной. А тем более через три года мы с успехом всё восполнили – сняли автомобиль с учёта, сфотографировали желаемые виды, посетили музеи. С одним нам только снова не повезло – погода была пасмурной, солнышко так и не показалось. Не любит, наверное, нас Корсунь. Но зато мы его любим!


Создан 25 окт 2009



  Комментарии       
Всего 1, последний 5 лет назад
--- 13 авг 2012 ответить
круто
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником