Путешествия по Украине и не только

 

Старая-Новая Паланга, сентябрь 2013

Паланга Швянтойи Клайпеда



Паланга… Такая родная и такая далёкая… Сколько здесь дорожек исхожено, сколько песочных замков построено, сколько потрачено времени в поисках янтаря, сколько километров протопано вдоль моря! Практически все летние школьные каникулы я проводила здесь, а сейчас нас разделяют границы, визы и прочие житейские проблемы. Теперь слово «Паланга» для меня звучит сладко, как любые давние воспоминания, с оттенком ностальгии и лёгкой грусти о невозможности приезжать так часто, как раньше.
Паланга – самый популярный литовский курорт. Несмотря на небольшие размеры, это старинный город - впервые Паланга упоминается в письменных летописях в 1161 году.
Мне очень хотелось сюда вернуться, и вот – о, чудо! – в сентябре 2013 года всё получилось, все карты сложились, и долгая дорога на автомобиле привела меня в дюны, в город детства.

Я никогда не была здесь осенью, поэтому совершенно не знала, чего ждать от природы, будут ли в городе отдыхающие, и не просидим ли из-за проливного дождя весь отпуск в номере. Ведь, говоря о Паланге, в первую очередь на ум приходят слова Роберта Рождественского: «Паланга – значит идут дожди». К тому же в Киеве перед отъездом сильно похолодало, и с перепугу я набрала уйму тёплых вещей, даже в последний момент сунула в сумку шапку.
К счастью, с погодой нам очень повезло. Шапка не пригодилась, наоборот – чем дальше на автомобиле мы продвигались на север, тем больше вещей с себя снимали.

А Паланга и вовсе встретила нас теплом – мы разделись до футболок и быстро влились в толпу отдыхающих. Для этого нужно немного – просто выйти на центральную улицу Басанавичюса, ведущую к морю. Улица - традиционное место встреч и прогулок всех прибывших на курорт, сколько помню – здесь всегда людно, жизнь «бьёт ключом» днём и ночью, это своеобразный «центр развлечений» Паланги. Когда-то она называлась бульваром Тышкевичей, в честь владельцев города. Но в 1923 году Палангу посетил литовский историк и фольклорист Йонас Басанавичюс, и по этому поводу улицу переименовали.
В 2003 году был начат крупный капитальный ремонт улицы, и после его завершения все смогли увидеть главную дорогу к морю в совершенно новом виде. Работа и вправду была проведена огромная – старый асфальт заменён плиткой, выкорчеваны старые каштаны и высажены молодые деревья, по обе стороны улицы расставлены оригинальные волнообразные лавочки, и всё это великолепие подсвечено новыми жёлтыми «футуристическими» фонарями.
Фонари, правда, с первого взгляда мне не понравились – чересчур уж аляповато-современные, лично мне приятней было бы видеть нечто стилизованное под старинные газовые фонари. Но за время отдыха я привыкла и к этим, и даже нашла некоторые плюсы – прогуливаясь по «перпендикулярным» к Басанавичюса улочкам, жёлтые фонари-блямбы видно издалека и, глядя на них, легко сориентироваться в расстоянии.
Вдоль улицы сплошным рядом расположены рестораны и сувенирные лавки. Какое-то время было даже любопытно изучать дизайн и интерьеры кафешек, пробовать различную кухню. Но быстро поняли, что чем-то особенным в отношении блюд, несмотря на престижное место, заведения похвастаться не могут. Связано это с тем, что большинство из них открыты только в летний сезон, в итоге повара с официантами (нанятые студенты и учащиеся), как временные работники, не успевают профессионально овладеть необходимыми навыками и предложить что-либо интересное. Чтобы действительно вкусно покушать, нужно искать заведения, работающие круглый год – мы посетили два таких «общепита». Один из них – Рыбный ресторан на всё той же Басанавичюса. Вторым достойным в отношении еды местом оказался расположенный в другой части города ресторан гостиничного комплекса «Пушу паункснея» («Под соснами»), его владельцем является бывшая звезда баскетбола знаменитый Арвидас Сабонис. Единственный минус этих заведений обнаруживается в конце трапезы, когда приносят счёт - цены в меню заложены с учётом зимнего «простойного» периода. Впрочем, было так вкусно, что без сожаления расставались с указанной суммой.

В связи с огромным скоплением ресторанов на Басанавичюса, улица в последнее время подвергается критике, мол, шумно, людно, негде яблоку упасть. Но нам в этом отношении повезло – в сентябре в Паланге отдыхает оптимальное количество курортников: их не так много, чтобы создавать удушливую толпу, но они всё таки есть, дабы не чувствовать себя одинокими, заброшенными судьбой в глухую тьму-таракань. Толпы студентов и школьников уже схлынули, а по улицам чинно прогуливаются старушки в шляпках и ездят с колясками молодые родители. Даже Саша на «вечерний моцион» старался одеться посимпатичнее со словами: «Мы же приехали не просто на курорт, а на курорт, где все гуляют по улице!». Поэтому «местный Бродвей» на нас произвёл самое благоприятное впечатление.


ФОТО 1: Современная улица Басанавичюса
 
Завершается улица площадью с памятником Юрате и Каститису, героям местной легенды. По-литовски «юра» означает море, а Юрате – морская богиня, которая жила на дне Балтийского моря. Однажды она обнаружила, что рыбак Каститис вылавливает сетями рыб из её владений. Юрате попросила не делать этого, но Каститис всё равно продолжал рыбачить, и в результате этого общения как-то так вышло, что молодые люди полюбили друг друга. Ничем хорошим эта любовь не закончилась - царь богов Пяркунас (местный Зевс), узнав о том, что богиня живёт в янтарном замке с простым человеком, рассвирепел и разрушил замок, Каститис погиб, а Юрате, за то, что полюбила «земного», была наказана – цепями прикована к руинам замка. И до сих пор, когда она плачет о любимом, штормит море, а затем на берегу появляются осколки янтаря - её слёзы.
Трогательная скульптура по мотивам этой легенды была установлена в 1961 году, её автор – Н.Галгалайте.
В период реконструкции улицы Басанавичюса подверглась ремонту так же и площадь вокруг памятника, что, на мой взгляд, сильно её испортило. Когда-то здесь были разбиты цветочные клумбы с белыми и фиолетовыми флоксами, ныне же всё замощено плиткой. А, кроме того, памятник с фонтаном теперь опоясан чересчур плотным кольцом новых стальных фонарей, которые загромоздили площадь и перекрыли собой обзор.


ФОТО 2: Старый памятник Юрате и Каститису на «новой» площади

Вот и закончилась улица, ведущая к морю – теперь водную стихию отделяет от нас лишь полоса дюн.
Дюны – искусственная насыпь из песка, укреплённая посаженным ивняком и кустарником Мыльный качим (его корни достигают семи метров!). Когда-то непродуманная вырубка прибрежного леса повлекла за собой большую беду - появились странствующие дюны, которые при сильном ветре могли поглотить деревни и города в считанные дни. Чтобы бороться с этим, и начали создаваться валы-заграждения  – защита от стихийных песчаных бурь. Ведь по легенде даже название Паланги связано с этим явлением – песок засыпал жилища первых здешних поселенцев «до окон», по-литовски «pо langе». Хотя учёные, как всегда, более прозаичны, и выдвигают версию происхождения названия города от названия реки Аланги, которая, в свою очередь, обозначает низкое топкое место.
Дюны – характерная черта всего Балтийского побережья. На соседней Куршской косе есть достаточно высокие дюны, самая высокая из них, дюна Скландитою (Планеров), имеет высоту 68 метров. А я в детстве гуляла по расположенной в Ниде дюне Парнидис высотой 52 метра.
Палангские же дюны невысокие. Центральная их часть разгорожена небольшими плетёными заборчиками – для пользы (задержки песка), красоты, и удобства отдыхающих – загорающее семейство с «подстилкой» как раз занимает одну небольшую огражденную зону.

От улицы и площади поднимаемся на вершину дюны по широкому деревянному настилу и вдыхаем долгожданный морской воздух! «Море, море – мир бездонный, пенный шелест волн прибрежных…»! Нельзя им налюбоваться, особенно мне - несколько лет я не видела моря как такового, а на Балтике не была целых 22 года!
Для любителей полюбоваться стихией на вершине дюн установлены лавочки одна за другой – как в кинотеатре. Фильм же к осмотру представлен каждый день один и тот же, и каждый день разный - море! При этом видеосеанс никогда не надоедает – проверено на себе, смотрели ежедневно! «Пойдём, посмотрим, какого цвета сейчас море!», - говорил Саша, и мы шли проверять. И оно действительно было разным - синим, зелёным, чёрным, фиолетовым, или даже розовым – в зависимости от неба и солнца. А вечером можно застать так и вовсе удивительное сочетание красок - увидев хоть раз здешний закат, каждый вечер будет, как магнитом, вновь тянуть к побережью. Таких закатов не увидишь в нашем Крыму - там солнце садится за горы, а здесь ярко-алый диск падает прямо в воду!

Ну а дальше – длинный пирс, буквой «Г» уходящий в море на 470 метров. Впервые он появился в Паланге в 1884-1888 году с целью возрождения здесь пароходства. Ведь когда-то, ещё в 15 веке, Паланга и соседний посёлок Швянтойи являлись важнейшими портами – это были единственные порта Литвы (Клайпеда на тот момент оставалась немецким городом). А после войны со шведами в 1701 году порты Паланги и Швянтойи были уничтожены (засыпаны песком) – говорят, это было сделано по просьбе владельцев конкурентных портов Риги и Лиепаи, поскольку в литовских портах товары продавались лучше и дешевле.
Пирс, построенный графом Тышкевичем – попытка возродить порт в Паланге, которая именно в этом плане оказалась неудачной, новоявленная пристань всего пару лет прослужила цели, а позже стала вновь непригодной для судов из-за обмелевшего дна (хотя небольшие прогулочные пароходики отправляются от пристани и сегодня). Но зато город со строительством пирса получил свой неповторимый символ и место для прогулки отдыхающих – каждый вечер в любую погоду курортники обязательно совершают сюда «променад».
Во времена моего детства пирс был полностью деревянным – его сваи были утыканы в море, как частокол. В зимний период сильные шторма часто ломали конструкции, а в 1999 году пронёсшийся над городом ураган «Анатолий» окончательно разрушил пирс. Восстановили его в более современном виде – нынешние опоры изготовлены из бетона, но покрыт он, как и ранее, струганными досками.

Итак, мы на море! На песке, у самой-самой воды! Как я скучала по морю! К сожалению, искупаться нам не удалось – но я это и не планировала, даже купальника не брала, ведь ехали не когда-нибудь, а в сентябре, да на Балтику! Здесь и в июле не жарко, народ загорает в дюнах, укутавшись в одеяла, а температура воды редко превышает 18 градусов.
Но, благодаря солнечной погоде, ноги в воде «помочили»! И, конечно же, ощутили кожей восхитительно бархатный песок. Ведь песок здесь  - ещё одно чудо природы! Он мягкий, приятный на ощупь, а кроме того – издаёт волшебные звуки! Узкая полоса между выброшенными водорослями и начинающимся пологим склоном заполнена поющим песком - он более светлый, и при шаркающем движении ноги издаёт лёгкий скрипучий звук, как половицы в старом паркете.

В любую погоду море в Паланге является местом притяжения всех отдыхающих. В тёплые периоды пляж и дюны сплошь утыканы загорающими, в пасмурные дни все совершают прогулку вдоль воды. Нам  выпал именно второй вариант, и в этом тоже есть свой кайф – брести по песку вдоль стихии, сопротивляясь всем телом ещё одной стихии – ветру… 
Кроме «гуляния» у нас ещё было множество других важных и полезных дел на берегу: вырыть ямы, прорыть между ними каналы, наносить вёдрами воды из моря (бессчётное количество раз), и затем снова всё засыпать песком. А ещё – соорудить из палочек или  бумаги кораблик, и затем наблюдать, как он уплывает в море, спустившись по течению реки Раже.
Янтарь же на пляже принципиально не искали – всё своё детство я прорылась в чёрных водорослях, и лишь однажды мне посчастливилось найти мелкую жёлтую песчинку. Но без янтаря мы не остались – рядом с нами во всяких отбросах ковырялся мужчина, и вот он, найдя пару осколочков, подарил их нам. Теперь у меня с собой в рюкзачке всегда есть настоящие слёзы Юрате – память об этой поездке к Балтийскому морю.

А для более полного знакомства с янтарём мы посетили Музей этого природного ископаемого – Музей янтаря. Расположен он в бывшем поместье графов Тышкевичей, их род владел Палангой, начиная с 1824 года - именно тогда полковник царской армии Миколас Тышкевич приобрёл у генерала К.Несиоловского эти владения. После Миколаса Паланга перешла к его сыну Юозасу, а затем уже к сыну Юозаса Феликсу. Именно Тышкевичи поспособствовали развитию города, как курорта – выстроили первые гостиницы и ресторан. Не забыли и себя – в 1893-97 годах (когда Феликс Тышкевич обосновался в Паланге «на постоянно», а не только на летние месяцы, как было заведено в роду до этого) по проекту немецкого архитектора Франца Швехтена был выстроен Дворец в стиле неоклассицизма (на месте старого деревянного дворца). До сих пор строение украшает Лелива - изображение фамильного герба Тышкевичей с шестиугольной звездой и полумесяцем под ней.
В 1945 году здание было национализировано, и, после соответствующего ремонта, 3 августа 1963 года в нём открылся музей янтаря. К слову, после отсоединения Литвы от Союза дворец был возвращен во владение последнего представителя рода Альфреду Тышкевичу, но тот, к счастью, передал его в дар городу.

За период, прошедший с последней реконструкции, здание сильно обветшало, поэтому на момент нашего посещения в нём проводится реставрация – текущие ремонтные работы затрагивают первый этаж и внешние стены. Но музей работает (правда, вход в него нужно суметь найти – он осуществляется как бы из подвала). К осмотру разрешена экспозиция второго этажа, где представлен непосредственно янтарь (первый этаж с 1998 года посвящен семье Тышкевичей, где, в основном, выставлена старинная мебель).


ФОТО 3: Дворец Тышкевичей – Музей янтаря. На момент нашего отпуска здание находилось в стадии ремонта

В связи с тем, что музей открыт лишь частично, плата за вход достаточно символичная.
Мы поднимаемся по старинной лестнице на второй этаж – и вот он, янтарь! По происхождению этот камень является окаменевшей смолой хвойных деревьев. Много миллионов лет назад на некоторых участках нашей планеты, где сейчас бушует океан, была суша с произраставшим на ней густым лесом. Учёные предполагают, что в связи с резким потеплением климата в некоторый момент произошло обильное выделение смолы сосновыми деревьями, затем эти смолы долгое время хранились в лесных почвах, и уже потом, когда земли поглотило море, янтарь сформировался окончательно.
Этим объясняется уникальное свойство янтаря, не характерное для камней в принципе – горение. И ещё интересный факт – ни в одном кусочке янтаря до сих пор не найдено ни одной хвойной иголки сосны.
Возраст балтийского янтаря оценивается в 44 миллиона лет. А самый старейший в мире янтарь – ливанский, его возраст 130-135 миллионов лет!
Знатоки различают около 250 разновидностей янтаря, причём каждый имеет своё название - варианты цвета янтаря казалось бы безграничны, от прозрачного жёлтого, цвета липового мёда до коричневого и матового вишнёвого.

В музее 15 залов, в них для обозрения выставлено около 4,5 тысяч предметов из 28 тысяч всех музейных экспонатов. В связи с текущим ремонтом на данный момент для посещения открыты шесть комнат второго этажа.
В первых двух можно увидеть старинные изделия из янтаря, в основном, украшения и картины. Были ещё шахматы, но заявленный в рекламе маленький янтарный трактор мы не нашли, видимо сейчас находится в запасниках.
Затем выставлен янтарь, обработанный первобытными людьми и служащий им орудием труда.
В следующей комнате представлены инклюзы – застывшие кусочки смолы, в которые навеки попали различные насекомые или частички растений.
Больше всего нам понравился зал, где представлены крупные глыбы янтаря, и хранится самый крупный в коллекции музея самородок «Янтарное солнце» (или «Солнечный камень») весом 3,524 килограмма. Два раза он был похищен, но, к счастью, его каждый раз благополучно возвращали на место. А самый большой в мире цельный янтарь, камень весом 15,25 килограмм, найденный в Бирме, хранится в Музее естественной истории в Лондоне.
Последний зал представляет янтарь из других уголков мира – Африки и даже Австралии. Между прочим, янтарь встречается и у нас на Украине – в Ровненской области. Ну а 90% мировых запасов янтаря находится в Калининградской области, там же расположено единственное в мире промышленное предприятие по добыче янтаря.


ФОТО 4: Янтарные шахматы – экспонат музея


ФОТО 5: «Янтарное солнце» - самый крупный самородок Музея янтаря в Паланге («Янтарик», весом более 3 килограмм)

Ну, вот мы и осмотрели музей, и теперь выходим в парк. Он был создан в английском (естественном) стиле параллельно со строительством дворца в 1897 году известными французским ландшафтным архитектором и ботаником Эдуардом Франсуа Андре и его сыном.
Парк очень ухожен и красив. Здесь нет «нагромождения» растений, каких-то вычурных композиций - искривлённые ветром сосны и вековые ели сами по себе живописны, они чередуются друг с другом, и что-либо ещё было бы уже лишним. Ярким дополнением к хвойным гигантам служит насыщенная влагой, прям ядовитая зелёная трава. Все оттенки зелёного сразу!
К музею мы подъехали на такси, поэтому прогулка по парку у нас получилась «задом наперёд» - от дворца к выходу из сада. И в связи с этим так вышло, что самая красивая панорама, которая открывается неожиданно, если бы мы шли «правильно», у нас получилась слегка искажённой – перед музеем разбит красивый цветник с фонтаном, и издали дворец смотрится очень величественно, нам же приходилось оборачиваться, чтобы полюбоваться этой картиной.

У самого начала клумбы я вижу новый для себя памятник «Благословляющий Христос» - он был установлен относительно недавно, в 1993 году, но имеет давнюю историю. Первоначально скульптура была привезена из Франции и заняла своё место здесь в 1900 году, полагают, её автором являлся Бертель Торвальдсен. Позже, в советские времена, монумент демонтировали, а после «восстановления независимости» Литвой копия скульптуры была установлена вновь, её выполнил С.Зиргулис.

И вот – любимое с детства озеро, с островом, романтичными белыми мостиками и огромными камнями вдоль берега! Не хватает только нимфей, чтобы можно было спеть «…в саду есть графский пруд, там лилии цветут….». Вместо флоры присутствует фауна – цветы заменяют утки и лебеди! Кормить птиц в Паланге – отдельное удовольствие. Нам никогда не хватало целого батона, чтобы удовлетворить их прожорливость! Совершенно не стесняясь, они вперевалку выскакивают на берег и выхватывают хлеб прямо из пальцев! В общем, мы ежедневно покупали по три батона, и все они «уходили» на подкормку птиц, в том числе чаек и альбатросов.

А теперь – к старой знакомой Эгле, скульптуре «Эгле королева ужей», так же, как и Юрате, созданной по мотивам народной легенды. Когда-то заколдованный в ужа юноша влюбился в красавицу Эгле. Однажды, когда девушка купалась в море, он забрался в её одежды (именно эта сцена и изображена в бронзе). Испугавшись, Эгле пообещала стать женой Жильвинаса (так по-литовски звучит Уж). Они поженились и начали жить душа в душу в морском замке Ужа – Эгле со временем полюбила своего супруга. У них родились дети, два сына и дочь. Но вот однажды Эгле с дочерью отправились в гости к своим родственникам на берегу. И маленькая девочка рассказала своим дядям (братьям Эгле) про папу Ужа и их водный мир. Те же решили «вырвать из водного царства» сестру с детьми – подкараулили Ужа и зарубили его косами. Вероятно, они удивились, увидев, что Эгле вовсе не радуется. Страшно горюя, она превратила собственных детей в деревья: старшего сына Ажуоласа – в дуб, среднего Уосиса – в ясень, а дочку Дребуле за слабость – в вечно трепещущую пугливую осину. Сама же стала в центре и превратилась в ель. Все эти имена по-литовски и означают те деревья, в которые были превращены дети, и Эгле на русский переводится, как Ель.
Автором  скульптурного изображения Эгле и Жильвинаса является Р.Антинис-старший, этот памятник была установлен в 1960 году, и сразу же стал, наряду с пирсом, ещё одним символом города.


ФОТО 6: Эгле и Жильвинас

Парк, по которому мы гуляем, в советский период именовали Ботаническим садом, а сейчас он носит имя древней жрицы Бируте. Дело в том, что на территории парка существует особое место – холм высотой 200 метров, у подножия которого некогда существовала деревня, а на его вершине находилось языческое святилище. В один период здесь жила жрица Бируте и охраняла священный огонь - среди местных жителей она считалась богиней. Она вышла замуж за великого князя литовского Кястутиса (сына Гедиминаса – основателя Вильнюса), и в их браке был рождён литовский князь Витовт Великий. Здесь же, на этом холме, Бируте нашла своё вечное пристанище.
В 1898 году на вершине холма была построена часовня по проекту архитектора К.Майер, витражи в ней установлены позже, в 1976 году, их автором является Л.Поцюс. У подножия горы в 1965 году установлена скульптура «Тебе, Бируте» скульптора К.Тулене – она означает символическое место вечного упокоения Бируте. У подножия холма графом Феликсом Тышкевичем по просьбе его жены Антонины выстроены два грота из натурального камня – большой, в который можно войти, и маленький, будто зависший в воздухе, «Лурд». Некогда маленький грот украшался скульптурой Девы Марии, позже она была перенесена в костёл, а сейчас на её месте установлена копия.

К горе и гроту мы не пошли – начал накрапывать дождь, поэтому мы отправились на поиски выхода из парка – центральный вход с угла улицы Витауто почему-то закрыт.

Дворец Тышкевичей и парк, окружающий его – наиболее яркая и известная достопримечательность Паланги, а Музей янтаря до недавнего времени оставался единственным музеем города.
Но совсем недавно в 2009 году в Паланге открылся ещё один музей – Музей собак, который мы так же посетили. Конечно, он больше ориентирован на детвору, но и взрослым здесь будет интересно, ведь создатель музея - настоящий энтузиаст, художник, поэт и в чем-то даже изобретатель Витаутас Кусас.
Музей существует в обычной квартире на первом этаже трёхэтажного дома, и непосредственно собаки занимают в нём одну комнату. В нескольких витринах замерли в различных позах всевозможные статуэтки - собаки стоят, собаки лежат, собаки сидят, собаки, собаки, собаки! На данный момент здесь представлено несколько тысяч экспонатов из 40 стран мира, столько же насчитывается в фондах. Я бы ещё предложила пересчитать количество изображённых пород – болонок, лабрадоров, догов и прочих разновидностей, но пока что такая информация не предоставляется.
Четвероногие изготовлены из 22 различных материалов – помимо традиционных металлических, гипсовых, глиняных и пластмассовых собак здесь можно увидеть «друга человека» из соломы, кожи, ткани, бисера. Есть и съедобные собаки – в виде печенья, шоколада и из марципана. Разумеется, нельзя пропустить три собачки из янтаря – традиционного камня Балтийского моря.
Кроме обычных статуэток в музее представлены предметы бытового пользования в виде собак – салфетницы, игрушки, есть даже детский горшок в виде собаки – на нём выросли дети владельца музея.
Коллекция постоянно пополняется – в день нашего визита в музей предыдущие посетители принесли ещё две собачки. При этом нет разделения на «престижные» и «не престижные» презенты – наряду с изделиями из золота, серебра и кристаллов Сваровски в витринах выставлены склеенные детками милые собачки из бумаги и спичечных коробков.
До недавнего времени самыми маленькими экспонатами были собачки в виде серёжек размером 85 миллиметров, но совсем недавно в музей был прислан набор из собак ещё меньшего размера. А самый большой экспонат музея – 80-сантиметровая деревянная собака.
Из «собачьих» экспонатов в музее представлено даже пиво для собак, которое производится в Голландии (его поставки уже планируются и в Литву – может и до украинских псов оно когда-нибудь доберётся?). Возможно, в дальнейшем в музее будут экспонироваться и прочие «личные собачьи вещи» (оригинальные ошейники, мячики-грызунчики и другие предметы) – интересный рассказ можно придумать о чём угодно!
А начинался музей в далёком 1991 году с одной маленькой глиняной собачки. Именно тогда будущая супруга владельца музея Вида, прогуливаясь по собачьей выставке, мечтательно заявила: «Хочу собаку!». Галантный кавалер быстро выполнил желание своей невесты, и практически через минуту положил ей на ладошку милого глиняного щенка – с тех пор и началась «собачья болезнь» этой пары.
Но помимо собак в музее есть ещё что посмотреть. В первую очередь, это картины Витаутаса Кусаса в особенном прибалтийском стиле. Они нежные, с извилистыми линиями, как изогнутые сосны на берегу, как порывы ветра, и загадочные, как само море.
Есть здесь и удивительные светящиеся картины, и работы-миниатюры, и новаторские картины-шары.
Ещё одно увлечение Витаутаса Кусаса – микроскопические книги. Мне кажется, их размер не превышает сантиметра, а ведь внутри есть и текст – наверное, вооружившись лупой, можно почитать!
И последним хобби этого многостороннего человека стала резьба по скорлупе яиц. Своими руками Витаутас Кусас создал настоящие ажурные шедевры – светильники, лампы для эфирных масел, подставки для часов. Художник работает со скорлупой восьми видов птиц – курицы, индюка, гуся, утки, перепела, страуса, голубя и эму.
Одним словом, музей никого не оставит равнодушным, приходите сюда – не пожалеете!


ФОТО 7: Картины владельца музея собак Витаутаса Кусаса

Кроме этого нового музея Паланга не так давно обрела ещё два. Первый из них - мемориальная усадьба первого бургомистра Паланги Йонаса Шлюпаса, открытая к посещению в 1995 году. Второй музей - дом художника и скульптора Антанаса Мончиса, созданный в 1999 году. Особенностью этого музея является, что все экспонаты можно и даже нужно трогать – такова воля самого автора произведений, поскольку он считал, что восприятие скульптур осуществляется так же и через осязание.


ФОТО 8: Музей первого бургомистра Паланги

Но эти музеи мы не посетили – нам хотелось в первую очередь насладиться морем, и максимальное количество времени мы старались провести у воды.
А помимо прогулок к морю ещё одним полюбившимся в отпуске развлечением стал спаренный велосипед – конструкция, напоминающая два сваренных рядом друг с другом велосипеда. Внешне напоминает азиатский «тук-тук», только без водителя – педали нужно крутить самим. Мы брали его напрокат на час-два и за период отпуска объездили всю Палангу, совмещая два дела одновременно – зарядку с быстрым осмотром достопримечательностей. Плюс свежий воздух вне зависимости от погодных условий (над велосипедом установлена небольшая крыша-тент, с которой моросящий дождик совершенно не страшен).

Благодаря велосипеду сумели увидеть все улочки, по которым гуляла когда-то, и это было особенно приятно. Ведь в детстве я знала практически наперечёт все дома частного сектора Паланги – здесь в каждом дворе разбит небольшой аккуратный цветник с лужайкой, и это делает каждый двор совершенно неповторимым. При этом, в отличие от украинских заборов, приусадебная территория ограждена невысокой кустарниковой изгородью – очень непривычно для нашего глаза. Тогда, в далёких 70-80-х годах слов «ландшафтный дизайн» ещё никто не слышал, но при этом каждый участок был подчинён этой науке о красоте и гармонии растений! Как же мне всегда нравились эти аккуратненькие дворики - в один наш приезд мы извели целую фотоплёнку на съёмку одних только полюбившихся палисадников! Поэтому я очень обрадовалась, обнаружив деревянную застройку «старой доброй Паланги» вместе со всеми этими лужайками-клумбами на своём месте.

И теперь ещё немного о «новом» и «старом» в Паланге.
К моей радости, в одном из старинных домов 1827 года постройки по-прежнему располагается первая аптека города. Её интерьеры – практически музей, сохранились ещё с тех времён.


ФОТО 9: Первая аптека города действует и поныне

На этой же центральной улице Витауто, в другом её конце, я обнаружила  новый памятник - фотоаппарату. Он установлен у фотосалона в рекламных целях, и интернет-любители оригинальных памятников его уже внесли в свой список посещаемых объектов, и даже спорят, где именно он находится.
А один из старых памятников исчез – естественно, это «добрый дедушка Ленин». История памятника мне не совсем понятна с самого начала – он был установлен в 1977 году, а к этому моменту автора произведения самого уже не было в живых 3 года. Создателем скульптуры является известнейший в советскую эпоху скульптор-монументалист Евгений Вучетич – автор Берлинского Воина-освобдителя и других масштабных монументов. На данный момент палангский памятник Ленину демонтирован и находится в парке Грутас под Друскининкаем.

Появились в Паланге новые храмы для верующих: в 2001 году выстроена православная Церковь Иверской иконы Божьей Матери, в 2005 году  - Евангелико-лютеранский приход. А главным храмом города по прежнему является костёл Вознесения Девы Марии – он встречает нас на своём неизменном месте. Эти кирпичные стены и своды в неоготическом стиле выстроены по проекту шведского архитектора К.Страндмана ещё в 1907 году. При этом костёл до сих пор остаётся самым высоким зданием города – его высота 76 метров.

А через дорогу от костёла – Памятник воинам, погибшим в годы Второй мировой войны за освобождение Паланги. К чести жителей города, он сохраняется в надлежащем виде - здесь, как и много лет назад, всё так же высажены алые и бордовые бегонии, которые как нельзя лучше подчёркивают торжественность и скорбь…

Эффектный ресторан «Васара» («Лето») претерпел значительные внешние изменения. Изначально он был построен в 1964 году, и сразу же стал необычайно привлекателен. Даже я мечтала его посетить! А всё дело в оригинальном дизайне: потолок ресторана плавно «перетекает» в опору -  удерживающую его «ногу», причудливо украшенную светильниками. В вечерних сумерках сквозь прозрачное стекло это выглядело изумительно красиво! Но в те времена ресторан был нам не по карману, поэтому я надеялась побывать в нём в этот приезд.
Но не повезло! В 2003 году в ресторане была произведена реконструкция, которая исказила его до неузнаваемости, можно даже сказать, изуродовала – здание остеклили в глухой чёрный цвет. Исчезла воздушность, прозрачность и необычность, одним словом «Лето», а появился… ночной клуб «ЕХIT». При том, ещё и неработающий с сентября – даже зайти внутрь у меня не получилось.

Другие же бывшие государственные учреждения в Паланге и вовсе заброшены. Некогда обожаемый мной читальный зал и библиотека, выставочный летний павильон - сейчас они пустынны. Что уж говорить о телефонном переговорном пункте – с эрой мобильных телефонов он стал совершенно не нужен.
Я расстроилась, увидев все эти строения в запустении. А отсутствие огромного бассейна, в котором училась плавать, меня вообще повергло в шок. Поначалу я ничего не могла понять – должен быть тут, но тут его нет, но он быть тут должен! Я ходила кругами и даже подумать не могла, что его снесли! Какие угодно были предположения – склероз и прочее, но мысль о том, что огромное бетонное сооружение разобрано, мне в голову не пришла. Здание казалось вечным, а тут на его месте какой-то водоём, который Саша обозвал водохранилищем и стратегическим запасом воды. Только перед отъездом в информационном центре мне разъяснили, что бассейн ликвидирован «очень давно, и то не водохранилище, а неожиданно пошёл сильный дождь». При этом я удивилась ещё больше - разрушить здание едва ли не дороже, чем построить новое. Причина же ликвидации проста – по проекту на этом лакомом месте вскоре начнётся строительство нового крупного SPA-центра. Местные жители его ждут с нетерпением - он, несомненно, повысит количество отдыхающих в осенне-зимний период и продлит курортный сезон. Ведь на данный момент наблюдается слишком сильная разница наплыва туристов в зависимости от времени года: перегруженность курорта в июле-августе и почти полная пустынность остальные месяцы. А свежевыстроенные гостиничные комплексы ждут отдыхающих круглый год, они не должны простаивать! Понастроили их немало – повсюду выросли всевозможные отели, виллы, дома отдыха всех типов и различных уровней сервиса – мне показалось, что снесены целые кварталы старых домов. Многие из новых гостиниц имеют красивый внешний вид и оригинальную архитектуру, поэтому в чём-то они даже украсили город. Их действительно чрезмерно много, что меня сильно удивило - ведь здесь не Турция, куда массово едет отдыхать вся Европа, а всего лишь маленький прибалтийский городок с коротким периодом тёплых летних дней, когда можно искупаться в море.

В связи с потребностью отелей «выживать» в зимний неприбыльный период, цены на проживание в Паланге сильно завышены. Зато появилась возможность отдохнуть действительно с комфортом! В детстве всей семьёй нам приходилось ютиться в небольшой комнатке, а однажды с нами жили посторонние люди. В этот же раз мы шиковали – нам был предложен шикарный трёхкомнатный номер в 72 квадратных метра (дома в Киеве значительно меньше)! Кроме того, наши апартаменты «Арунес» находились в самом центре Паланги, и, в то же время, в тихом месте  - у реки. И даже внешний вид комплекса нам импонировал – ещё издали он привлекает своей необычной формой, мы его прозвали «коричневые бочки». Одним словом, нам в Паланге была нестрашна любая непогода – в нашем номере-квартире можно было с удовольствием проводить целые дни, никуда не отлучаясь!


ФОТО 10: Наш комплекс «Аруне»

Тем не менее, в несколько дождливых дней, которые выпали на наш отпуск, мы всё-таки не сидели дома, а куда-нибудь выбирались.
Одним из таких мест стал соседний курортный посёлок Швянтойи. Он находится на расстоянии 12 километров от Паланги. Я не была здесь раньше, поскольку мы всегда отдыхали без машины (да и не было её у нас в те времена), а на автобусе ехать не имело смысла. И вот теперь любопытство взяло верх – если есть возможность, почему бы не посмотреть?
Для начала решили ознакомиться с мечтой моего детства – Тропой сказок, или, как ещё её называют, Тропой для больших и маленьких. Именно маленькой, я видела открытки с изображением различных сказочных героев, вырезанных из дерева, установленных тут, и очень хотела их увидеть вживую.
Оказалось, на данный момент тропа сильно запущена (любителей ходить пешком становится все меньше). К ней пытаются возродить интерес, и, говорят, существуют планы придать ей более надлежащий вид, но пока что они остаются планами. Деревянные скульптуры советских времен сохранились, но, конечно же, потускнели, посерели и потрескались. Кроме того, их не так много, гораздо больше дощечек с вырезанными высказываниями различных знаменитых людей о лесе (на литовском языке). Саму же тропу, как направление движения, мы еле-еле угадывали – после сентябрьских обильных дождей никем давно не хоженая дорога заросла буйной травой. Плюс к тому ещё и во время нашей прогулки накрапывал дождик, поэтому ноги вымокли, интерес к «мечте детства» быстро пропал, а возрос другой – к дороге назад к машине.
Впрочем, в теплый солнечный денек, думаю, прогуляться здесь неплохо – природа вокруг потрясающая (как нам сказали, «реликтовые сосны», лес, речка, а в это время года ещё и грибы повсюду). Причём протяжённость тропы достаточно большая – около 12 километров, вплоть до латвийской границы, нагуляться можно вволю!
Найти начало тропы оказалось достаточно просто (при этом мы умудрились поездить кругами!) - нужно не сворачивать в посёлок, а продолжать движение по трассе из Паланги в сторону Лиепаи. Перед Костёлом евангелистов лютеран (или, как здесь говорят, Латвийской церковью) и будет вход на тропу – так нам подсказал мужчина из кафе, расположенного по диагонали от храма. А ещё он рассказал, что у реки есть несколько источников с вкусной родниковой водой, набирать которую приезжают из Клайпеды и Паланги.

После, если можно так сказать, осмотра Тропы сказок, мы отправились в сам городок. Местонахождение центра Швянтойи можно определить издали – по возвышающемуся шпилю нового костёла Пресвятой Девы Марии Звезды Морей. Храм был построен в 2003 году и впечатляет своими размерами.
Швянтойи оказалось небольшим курортным посёлком, сродни нашей Грибовки. Насколько могу догадываться, летом отдыхать здесь достаточно приятно – людей и шума значительно меньше, чем в Паланге, а море, небо и дюны – всё те же. Но, если в самой Паланге с наступлением осени курортная жизни продолжается, хоть и в значительно сокращённом объёме, то Швянтойи 1 сентября строго по календарю засыпает до следующего сезона. На улице, параллельной  морю, мы не застали ни единого человека, ни одной машины, а сувенирные ларьки и рестораны наглухо задраены, окна некоторых даже запечатаны чёрной полиэтиленовой плёнкой. В какой-то мере это произвело жутковатое впечатление – вымерший город, как в американских фильмах про техногенную катастрофу. Впрочем, если немного свернуть от побережья вглубь, сразу заметно, что жизнь продолжается и идёт своим размеренным ходом, работают магазины и кафе, и в одном из них мы даже прилично перекусили.
А затем пошли взглянуть на море. К слову, найти выход к нему получилось не с первого раза – вся прибрежная зона застроена базами отдыха, а кроме того, извилисто параллельно морю петляет речка Швянтойи, мостики через которую есть не везде. В очередной раз уткнувшись в забор (на этот раз это была закрытая зона какого-то радара), мы снова потопали назад. Словом, улицы Басанавичюса в Швянтойи явно не хватает.
В связи с такой вот путаницей мы так и не пошли искать знаменитый памятник «Дочери рыбака», являющийся символом Швянтойи. Он был создан в 1982 году скульптором Зузанной Пранайтите и установлен недалеко в дюнах.
Следующая попытка прорваться к воде, наконец, оказалась удачной, и вот в поле зрения оно – бескрайнее и безбрежное! На пляже, кроме нас, обнаружилось ещё целых два человека.
Нужно сказать, в Паланге переходы через дюны везде оборудованы специальными деревянными дорожками, в Швянтойи же таких настилов практически нет. И пирс разрушен совершенно, одни лишь столбы-сваи создают свои оригинальный, в чём-то неповторимый пейзаж. Чувствуется, что городок значительно беднее Паланги, а всё потому, что в 1973 году он был присоединен к этой самой Паланге, и с тех пор главенствующей мэрии нет никакого дела до своего более бедного соседа.
Немного прогулявшись у моря, возвращаемся к машине, а затем и в свою Палангу.  

На следующий день мы решили съездить в Клайпеду - единственный портовый город Литвы и третий по величине город страны. Датой его основания считается 1252 год, именно тогда в договоре впервые упоминается Клайпедский замок, выстроенный Ливонским орденом. Долгое время (около 500 лет) город был немецким и носил название Мемель (от немецкого названия реки Неман), лишь в 1923 году его захватили литовцы и переименовали в Клайпеду (слово «клайп» на куршском языке означает «хлеб»).

Именно порт являлся основной целью нашего визита сюда. Как в детской песенке: «Мы пришли сегодня в порт, мы стоим, разинув рот!».
Порт в Клайпеде достаточно большой, растянувшийся на много километров вдоль берега, и является преимущественно грузовым. Повсюду видны жёлтые жирафы-краны и огромные контейнеры для товара: белые бочки содержат нефть, в куполах хранится зерно, а зелёно-полосатые ёмкости предназначены для сыпучих удобрений. Перевозятся так же лесоматериалы, продукты питания и ещё много-много полезного и нужного.
А Саша хотел посмотреть на круизные лайнеры, которые заходят сюда достаточно редко, и именно в данный момент не было ни одного крупного пассажирского судна. В итоге мы исколесили всю Клайпеду вдоль и поперёк, заезжая на различные терминалы, но ничего, отвечающего Сашиным запросам, не нашли. Зато насмотрелись на баржи, доки, товарные поезда и гружёные выезжающие из порта фуры. Видели так же яхты и пристань, куда должны пришвартовываться те самые корабли, которые искал Саша – здесь на причале установлена скульптуры мальчика, машущего отплывающим бескозыркой.
Ну а «посмотреть кораблики» и пройтись по набережной мы смогли у места впадения реки Дане в Куршский залив – здесь небольшие паромы по расписанию переправляют желающих на другую сторону, на Куршскую косу. Вот при нас такой паром принял пассажиров на борт и лихо «погрёб на ту сторону»… наблюдаем за ним, глядя из окон небольшого кафе на причале. А вот идёт и действительно крупное судно, почти такое, как хотел увидеть Саша!
Куршская коса – длинный песчаный «хвост», тянущийся по морю вдоль берега, начиная от города Зеленоградска Калининградской области, её длина составляет 98 километров, наибольшая ширина – 3,8 километра, наименьшая – 400 метров. А заканчивается коса здесь, в Клайпеде, и тем самым создаёт естественную защиту от ветра и сильных морских волн – идеальное место для порта.
В её оконечности расположена одна из достопримечательностей всей Литвы – морской музей. Именно туда, в основном, и спешат люди, переправляющиеся на пароме. Расположен музей в помещении бывшей оборонительной крепости Копгалис, что в переводе означает «конец дюн». Таким образом, посещая его можно сразу «убить двух зайцев» - осмотреть старый форт и познакомиться с морскими обитателями.
Сама крепость была выстроена во второй половине 19 века немцами в целях обороны города, но использовалась по назначению совсем недолго и вскоре оказалась заброшенной. В конце Второй мировой войны крепость частично пострадала – в 1945 году немцы взорвали боеприпасы, хранившиеся в центральном редуте. После этого некоторое время крепость «стояла без дела», но в 1969 году уже начались реставрационные работы, которые длились 10 лет. Благодаря найденным первоначальным строительным чертежам руководитель проекта восстановления П.Лапе сумел сохранить внешний вид редута, внутри же было оборудовано всё необходимое для жизни новых обитателей. И вот в 1979 году старая крепость вновь стала оживлённой – так в старые стены вдохнули новую жизнь.
Я в музее была однажды, очень давно. Помню, идти к нему после паромной переправы ещё достаточно долго. По дороге можно начинать осматривать экспозицию – здесь установлены траулер, траловый бот, и пару рыбацких домиков (так сказать, мини-этнографический музей). В музее же меня тогда больше всего впечатлил огромный круглый аквариум диаметром 20 метров, расположенный в центре здания. Когда-то на его месте располагался внутренний дворик редута. Если спуститься вниз, аквариум можно рассмотреть подробнее.
А зарождался музей около 30 лет с коллекции морских раковин, привезённых со всего света литовскими моряками. Тогда они умещались в небольшой комнате, сейчас же коллекция признана крупнейшей в Европе – в ней свыше 3500 раковин из всех морей мира, они расположены на втором этаже здания.
В 1994 году здесь был открыт ещё и дельфинарий.
Словом, Морской музей - «лакомый кусочек» для туристов, но у нас времени совсем немного, поэтому на косу не переправляемся, лишь всматриваемся вдаль, выискивая черты музея.

Ещё одно оборонительное сооружение Клайпеды - замок Мемельбург, который и упоминается первым в летописях. Он расположен совсем рядом с нами - по ту сторону реки Дане. Первоначально он был деревянным, со временем его преобразовали в каменный, а в конце 18 века замок был постепенно заброшен. После 2-й мировой в его окрестности возник судоремонтный завод, вход на территорию которого был строго воспрещен. Много позже на месте бывшего замка начались археологические раскопки, и завод было решено переместить в другое место. Сейчас старый замок восстанавливается.

Если обернуться с причала на город, видны новые символы Клайпеды - здания-новостройки «К-тауэр» и «D-тауэр». Высота «небоскрёбов» – 70 метров, их закончили возводить в 2006 году. «К» означает «Клайпеда», и внутри этой высотки расположены офисы. «D» символизирует речку Дане, и это строение является жилым домом.

Нагулявшись в порту, под серым небом и барабанящим дождём возвращаемся в Палангу.

В другие дни мы съездили на традиционно рекомендуемые близлежащие фермы, где организовано всё для отдыха и развлечения – рестораны с национальной едой, зоопарки, детские площадки, забавные скульптуры, цветочные композиции, мини-инсталляции, верёвочные парки, сауны, бани, гостиничные корпуса и многое другое.
К таким местам, в первую очередь, относится пивоварня Йозаса «Хаш Ба Хаш» - целый городок для отдыха и прогулок, здесь есть абсолютно всё из вышеперечисленного списка.
Следующая ферма, «Gamtos Perlas», расположена по дороге на посёлок Каркле. Здесь акцент сделан на животных – в больших загонах тут разводят зубров, страусов и прочую живность. Именно в этом месте я впервые увидела живого лося!
Ещё одна усадьба находится в деревне Падваряй под Кретингой - «Vienkiemis». Это почти этнографический музей - на берегу реки Акмяны выстроены деревянные домики и повсюду «разбросана» старинная утварь.

В таких поездках, походах к морю, прогулках на велосипеде незаметно пролетел отдых.
И вот последний день – снова чемоданное настроение! Начинаю аккуратно паковать вещи, что быстро переростает в запихивание их хоть куда-нибудь.
Кое-как сложившись, идём в последний раз к пирсу – попрощаться с морем!
Провожает Паланга нас торжественно – в день нашего отъезда в городе проходит Праздник закрытия сезона. Вновь съехалась масса гостей и центральная улица оживилась. Даже сама погода способствует отличному настроению – такого яркого солнца мы не видели с лета!
Именитая улица Басанавичюса опять гудит, как улей. Здесь и концерт, и выставка старинных автомобилей (даже экзотичный кадиллак «Эльдорадо» прикатил!), и ярмарка всевозможных товаров – вдоль тротуара установлены столы со всевозможной продаваемой снедью – мёдом и прочими дарами осени. Были на «витринах» и шакотисы – традиционные литовские торты.
Название «шакотис» переводится, как «ветвистое дерево», что объясняется его необычным внешним видом. Выпекается торт над открытым огнём на деревянном вертеле – крутящееся полено поливается тестом, которое, стекая, образует торчащие «шипы» пирога. Ещё одной отличительной особенностью шакотиса является большое количество яиц – на 1 килограмм муки в тесто кладётся около 50 яиц. А происхождение этого торта так же связано с легендой – будто бы на объявленном некогда королевой Барбарой конкурсе поваров молодой Йозас в процессе состязания увидел, что другие приготовили блюда гораздо вкуснее, чем он сам. Расстроенный, он перемешал ещё раз тесто, затем уселся у очага и в задумчивости крутил в руках «палку-мешалку». Когда тесто стало запекаться, к Йозасу снизошло озарение – уже запекшийся слой он вновь мокнул в тазик, и снова поднёс к огню. Повторив несколько раз такую процедуру, Йозас вскоре имел в руках первый шакотис, и сразу же за этим – приз от королевы за победу на конкурсе.
Мы же, минуя все торговые лотки, направляемся дальше к морю.
Неожиданно на площади Юрате и Каститиса нас догоняет «почти парад» – торжественным маршем проходит оркестр.
И вот мы на пирсе. Взмах руки – и монетки фейерверком летят в пучину! «До свидания, Паланга!», -  самый популярный литовский курорт и город моего детства! Я надеюсь, «До свидания!».

К слову, не для одной меня Паланга является такой далёкой и родной - большинство моих ровесников в славные 80-е годы именно здесь проводили свои летние каникулы. И вот, многие из тех самых многих, которые отдыхали тут когда-то летом, пытаются снова вернуться в детские воспоминания, и приезжают сюда именно с этой целью. В итоге они остаются разочарованными, застав сейчас Палангу совершенно другой.
Меня так же «пугали» перед дорогой: «Ты ничего там не узнаешь!». Действительно, многое поменялось, но ведь это и к лучшему – значит, жизнь продолжается, не стоит на месте. И кто сказал, что всё должно оставаться неизменным? Для меня более грустным было видеть старенькие домики, у владельцев которых не хватает средств, чтобы поддерживать жилище в надлежащем виде. Заброшенные здания навевают тоску, уныние, напоминание о том, насколько все быстротечно и мимолётно.
Всё меняется, и поменяется ещё не раз! Нельзя вернуться в детство – в одну и ту же реку не войти дважды. Лично я и не пыталась это сделать. Просто мне было очень приятно проведать мою давнюю знакомую – Палангу, как дальнего, хорошего и доброго родственника.
«…Одно лишь море осталось прежним…», - это не мои слова, а великого литовского художника и композитора Микалоюса Константинаса Чюрлёниса, написанные о Паланге ещё в начале 20 века. И море действительно прежнее. А ещё – Паланга по-прежнему нужна отдыхающим, как и сто лет назад!

P.S. Больше фотографий в разделе «ФОТО» в альбоме «Старая-Новая Паланга»



Обновлен 18 дек 2013. Создан 18 ноя 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником