Путешествия по Украине и не только

 

Оперный театр (Национальная опера Украины имени Тараса Шевченко), апрель 2018

Закулисье Оперы



Оперный театр! Гордость и символ Киева (впрочем, как и любого города, где существуют театры подобного масштаба). Не зря Опера носит имя национальной – так и есть!

Приход сюда – всегда праздник. Я была здесь множество, множество раз. Во времена студенчества мы с подругами стремились «освоить» весь репертуар Оперного театра и Театра Русской драмы. И нам это практически удалось - я приходила даже на утренние «детские» представления.
А в этом году впервые пришла сюда не на спектакль, а на экскурсию. «Закулисье Оперы» - мы побывали за кулисами, там, где НЕ сотрудникам театра находиться запрещено.

Организовано мероприятие прекрасно, поэтому с удовольствием рекомендую агентство «Киевский КОД» для желающих узнать больше о Киеве. А проводила экскурсию нам архивариус театра Лариса Тарасенко.


Собралась наша экскурсионная группа на Театральной площади у памятника украинскому композитору и фольклористу Николаю Витальевичу Лысенко, создавшему оперы «Наталка Полтавка», «Тарас Бульба», «Энеида». Бронзовый памятник ему высотой 7 метров был установлен здесь в 1965 году, авторы - архитектор Василь Гнездилов и скульптор Александр Ковалёв. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 1: Театральная площадь – весной особенно красива


Это центр Киева, но удивительно - на этом месте никогда не существовало других построек, кроме театров. До ныне существующего здания здесь так же был театр – Городской. Он был выстроен в 1856 году по проекту архитектора Штрома, в нём проходили различные представления, в том числе и драматические. Постоянная же оперная же труппа в Киеве сформировалась в 1867 году, и именно с этой даты ведёт свой отсчёт Оперный театр – в 2017 году он справил 150-й день рожденья.

Здание Городского театра, к сожалению, в 1896 году погибло - 4 февраля после утреннего показа «Евгения Онегина» случился пожар, который уничтожил абсолютно всё (люди, к счастью, не пострадали).


Новое, ныне существующее здание построено по проекту петербуржского архитектора, «специалиста по театрам» Виктора Александровича Шрётера. Он составил чертежи и расчёты, а руководил строительством наш киевский Владимир Николаев. При постройке был использован уцелевший кирпич погорельца-предшественника.

Открылся же театр 16 сентября 1901 года театр оперой Михаила Глинки «Жизнь за царя».


Наверное, стало традицией, когда изначально вид театра не нравится никому и критикуется нещадно. Так получилось и у нас. Полукруглое неоштукатуренное здание называли «жабой» или «большой черепахой». Вероятно, что-то в этом есть… 

Не понравился театр и духовенству – они были возмущены тем, что герб Киева с изображением архистратига Михаила расположен на «греховном заведении». В итоге герб был убран.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 2: Жаба или Черепаха? Какое-то земноводное подмаргивает нам! (А я предложу свой вариант сравнения…)


Первая перестройка театра была проведена в 1930-х годах – тогда были пристроены двухэтажные помещения репетиционных залов. А самая грандиозная перепланировка осуществилась в 1983-1988 годах. Причём она коснулась не столько здания театра, сколько окрестностей. Вместо лестницы, соединяющей улицу Лысенко с Владимирской, был построен ещё один балетный репетиционный класс. А прогуливаясь по Театральной площади, оказывается, мы также топчемся по театру – под ногами расположено машинное отделение с вентиляционным оборудованием, отвечающим за кондиционирование и обогрев зала (ранее оно располагалось непосредственно под театром, сейчас освободившееся пространство занимают склад мебели и гардероб). 

Поэтому театр можно сравнить с айсбергом – видимая часть его существенно меньше той, что скрыта под водой, вернее, под землёй. Второй вариант сравнения – спрут. Ведь в городе существуют помещения, принадлежащие театру, и в других местах - театр запустил свои «щупальца» в Киев. И – в души киевлян. Да и не только киевлян! К примеру, вместе с нами на экскурсию приходили харьковчане, приехавшие специально ради Оперы.

 

Пройдём те же внутрь этой «жабы», «черепахи» или «спрута». 

Всеми известная поговорка «театр начинается с вешалки» в этот раз не сработала – на улице весна, и гардеробом нам воспользоваться не пришлось.

А начинается экскурсия внутри театра как раз на месте бывшего гардероба: слева и справа от зрительного зала расположены большие ниши, до ремонта 80-х в них и находились «вешалки». Сейчас в этих помещениях размещены буфеты - очень важная вещь! Например, Саша не понимает, как можно смотреть балет без рюмки коньяку. 
В торцах буфетов висят огромные портреты: в левом – Леси Украинки, в правом буфете - Тараса Шевченко. Именно его имя начиная с 1939 года и по сей день носит театр. Отдавая этому дань ежегодно в день рождения поэта 9 марта любого года всегда идет балет «Лилея» на музыку Константина Фёдоровича Данькевича (его именем названа улица на Троещине) по мотивам небольшой баллады Шевченко. 


А мы проходим в пока ещё спящий зрительный зал. Идут последние приготовления к спектаклю, осветители налаживают свет – за пультом художественного освещения колдует «инженер-светорежиссёр» (инженер – потому что, на мой взгляд, без диплома КПИ к этому пульту лучше не подходить!). 

Сегодня дают «Норму» Винченцо Беллини, и на сцене – декорации галльского леса.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 3: Священный лес друидов. «Взошла луна» и вскоре Норма совершит таинственный обряд с предсказанием, пора ли галлам выступить против римлян

 

Сейчас в мировой практике принято исполнять оперу на языке написанного оригинала, часто (как в данном случае) это итальянский. А для понимания сюжета на бегущей строке вверху сцены можно прочитать перевод. «Языковое правило» возникло, в основном, из-за гастролей – театры путешествуют по странам мира, и вряд ли, скажем, в Японии будет интересно слушать «Мадам Баттерфляй» на украинском. А я, простите, ну не смогла слушать «Евгения Онегина» на нашей «рідній мові».

 

Зрительный зал театра красивейший – мы его ещё увидим во всём великолепии, а пока что он погружён в темноту, и мы тоже – в темноте, слушаем разные «страшные истории» (прям как в детстве перед сном – «про Чёрную-чёрную руку»)! 

 

Одна из историй – про… призрак! Да-да, в нашей Опере есть собственный Призрак Оперы. В 1990-х годах народ массово во всём мире увлёкся экстрасенсами и потусторонними силами. Помните Кашпировского, Алана Чумака, «Охотников за привидениями» и агентов Скалли и Малдер в «Секретных материалах»? Подобные специалисты обошли весь театр с «рамочкой». «Рамочка» - такой себе «аппарат», свёрнутый из проволоки, «определяет» наличие различной энергетики. Даже к нам домой кто-то притаскивал эти «рамочки», и на работе в Военном институте военнослужащие (!) с энтузиазмом пытались выявить в кабинете самое «энергетичное» место.Так вот, «рамочка» в Оперном театре «сработала» в 10 ряду на 17 месте – с тех пор считается что именно там сидит привидение, так что это место лучше не занимать.


Рассматриваем оркестровую яму. После ремонта в ней есть даже орган, привезённый из Чехии.

Говорят, ещё при открытии театра всех поразила потрясающая акустика – его стены и колонны были обшиты камышом!

Сейчас в оркестровой яме одновременно может с комфортом разместиться 100 музыкантов, когда-то возможностей было вдвое меньше. Расширили рабочее место оркестра во время ремонта за счёт зрительного зала – первых два ряда были убраны. Поэтому сейчас мы не можем увидеть кресло, которое занимал всемирно известный премьер-министр Российской империи Пётр Столыпин во время спектакля – первый ряд, место номер пять. Расположено оно было с противоположной стороны от нынешнего «пятого номера» - позже нумерация была переброшена в возрастающем порядке справа налево. Тогда же, на момент 1 сентября 1911 года всё было наоборот, кресла нумеровались слева направо. 

Сведенья касательно места, которые занимал Столыпин, я излагаю в таком виде, каком услышала на экскурсии от Ларисы Тарасенко. В некоторых статьях встречала, что это было кресло номер 17 в третьем ряду. Правдивые сведенья, думаю, нужно искать в архиве. Я же в этом отчёте, повторюсь, всего лишь пересказываю информацию, почерпнутую при посещении театра. 

Именно со Столыпиным связана ещё одна «страшная история» театра – коротко перескажу её. Тогда, в 1911 году император Николай II со всем своим двором прибыл с визитом в Киев в связи с открытием на Царской (ныне Европейской) площади памятника Александру II (который был демонтирован уже в 1920 году). В качестве «культурной программы» было предусмотрено и посещение Оперы. В тот день давали «Сказку о царе Салтане» Римского-Корсакова – более полную версию, чем сейчас. Император с семьёй занимал левую нижнюю ложу у сцены – генерал-губернаторскую.

Во время второго антракта Столыпин, стоя у барьера оркестровой ямы, общался с министром двора бароном В.Б.Фредериксом и графом И.Потоцким. В этот момент и приблизился совершенно невозмутимый, наглый, и до сих пор не понятый никем Дмитрий Богров. В упор он выстрелил в Столыпина дважды, из браунинга. Скончался Столыпин через несколько дней.
Произошло катастрофичное событие – если бы не оно, возможно не было бы Первой мировой войны. И это убийство преследует Киев – на железнодорожном вокзале в музее установлен вагон, в котором Столыпин приехал к нам, в Киевской крепости расскажут о последних днях убийцы Богрова и его пути на Лысую гору, в музее истории МВД таки хранится кресло, возле которого произошло несчастье, а в Печерской Лавре можно подойти к могиле Столыпина, положить цветы, и попросить прощения за то, что произошло ЭТО в нашем городе... 

Об убийстве сняты фильмы, написаны книги. Одна из них – Валентина Пикуля «Нечистая сила». НЕ РЕКОМЕНДУЮ! Язвительность автора зашкаливает, после прочтения остался неприятный осадок – не понравилось совершенно.

 

Остаётся добавить, что кресла в партере размещены в шахматном порядке и под уклоном – для лучшего обзора сцены (мало ли, какая причёска будет у дамочки впереди!). Но (если честно-честно-пречестно) – это не всегда спасает. Лучше первого ряда ничего нет!

 

Ну а мы покидаем зрительный зал, и, наконец, попадаем в долгожданное ЗАКУЛИСЬЕ. И первой на нашем пути встречается комната отдыха – так называемый Красный уголок. У бывших советских граждан «красный уголок» в первую очередь ассоциируется с портретами Ленина и знамёнами, но в данном случае уголок «Красный» просто потому, что он действительно красный – после ремонта 80-х годов на отделку всего театра было закуплено 5 километров красного бархата, и в театре присутствует максимум этого цвета – от стульев в зрительном зале до покрытия на полу.

Красный уголок, собственно, не совсем комната, а проходное помещение, в котором установлены диванчики. Здесь актёры поджидают своего выхода на сцену, а днём, в перерывах между репетициями, могут даже вздремнуть - несмотря на кажущуюся громадность театра в нём нет нормального помещения для отдыха артистов. И мы в этом убедимся – кажется, что театр занимает огромную площадь, но на самом деле ему нужно ещё больше!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 4: Комната отдыха «Красный уголок»


Идём дальше, и вот мы – на сцене! Вернее, на её «обочине» – по центру ходить запрещено, ведь это – место работы профессионалов. Край сцены переполнен людьми – идут последние приготовления к спектаклю, проверка освещения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 5: Взгляд со сцены – на сцену: последние приготовления


Ощущения необычные – ощущается крен под ногами! Да-да – как в море, на корабле. Сцена, как оказалось, имеет наклон, 4 градуса: всё ради нас с вами, чтобы зрительное восприятие спектакля было ярче и насыщеннее.

Оперным певцам, думаю, этот наклон не очень мешает, а вот танцовщикам приходится не просто. «Местные» балерины постепенно к нему приучаются, но приезжим довольно трудно – некоторые не могут здесь танцевать. Недавно некая «заграничная дива» не смогла на наших подмостках выполнить свои коронные вращения – её «повело». Нечто подобное наблюдала и я лично: во время «Щелкунчика» Чайковского прима, исполнявшая сольную партию, так же не смогла достойно покрутиться – извинившись, ушла со сцены.


Ещё одна отсылка к морской тематике - сцена покрыта палубным брусом. Причём набит он на поперечные доски, без слоя бетона – то есть сцена словно подвесная. Так сделано, чтобы доски слегка пружинили – танцорам при этом легче выполнять элементы с подпрыгиваниями.

 

И - на сцене нет вращающихся элементов, как, например, в театре Русской драмы или Театре Ивана Франка, но она оборудована несколькими люками. Один из них даже оснащён лифтом (используется, например, в «Жизели» Адольфа Адана).


Это было «про пол», теперь – «про потолок». Задрав голову наверх, мы видим огромное пространство – это серая пристройка, заметная с улицы. Её высота – 27 метров! В ней размещены конструкции с подвесными декорациями. Называются эти конструкции Колосниками. 

 

Говорят, в 1950-х годах в театре жила крыса, которая любила послушать оперу – во время спектаклей её всегда можно было увидеть на колосниках в определённом месте. С ней произошёл курьёзный случай. Однажды Зоя Михайловна Гайдай не смогла взять верхние ноты – получилось нечто вроде петушиного осипшего крика. От неожиданности крыса свалилась ей прямо на голову, и тут уже сама артистка упала в обморок. Пришлось закрыть занавес и привести артистку в чувство, а за это время крыса успела забраться на своё любимое место – продолжать наслаждаться музыкой. Именем же оперной певицы (не крысы!) названа улица в Киеве.


Здесь, в этом высотном «этаже» размещён и противопожарный занавес. Пожары – беда театров прошлых лет, ведь в постановках часто использовался открытый огонь. Поэтому в этом новом театре такой занавес был установлен сразу же – в виде металлических ворот. А при реконструкции их заменили на действительно занавес, опускающийся сверху - его вес 20 тонн, и он изготовлен из металла и асбеста.


«Прогуливаемся» по сцене. Она огромна - в длину имеет 30 метров, но полностью открывается очень редко. Она перегорожена «серо-грязным» полотном заднего фона (так называемым Задником), как правило в постановках используется только 17 метров до этого занавеса. На данный момент полностью сцена открывается только в опере Джоакино Россини «Золушка» - во время сцены бала. Я присутствовала на этом спектакле – действительно, очень красиво, неожиданно и эффектно, я даже прекратила слушать «песни», а полностью погрузилась в рассматривание декораций.

 

Вопрос-викторина для тех, кто был со мной на экскурсии: правильно ли я запомнила глубину сцены – 30 метров? На официальном сайте Национальной оперы указывается 20 метров, но мне кажется, там опечатка


Неиспользуемый фрагмент сцены от «задника» до совсем задней стены называется Арьер-сцена. И на ней – свалка декораций. Да-да, именно свалка. Не представляю себе, как можно во всём этом разобраться. Декораций у театра очень много, они хранятся везде – на сцене, в «карманах» сцены (так называются боковые коридоры), под сценой и на художественном комбинате. На арьер-сцене они собраны огромной кучей, здесь настоящий воз, бочки, корабли-ладьи, сани Снежной королевы, кроны деревьев, фрагменты замка – всё-всё-всё! 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 6: Настоящая телега – этот воз работает сразу в трёх постановках (одна из них - «Запорожец за Дунаем»). За возом – ладья. Подобный реквизит, как правило, создаётся «половинками» - без задней части. Зрителю не видно, что «плывёт» лишь «фасад» ладьи, а места и работы вдвое меньше. В правом верхнем углу висят санки из балета «Снежная Королева» (морды оленей к ним прикручиваются отдельно)

 

Вопрос-викторина для тех, кто ходил со мной на экскурсию: в каких постановках ещё задействована телега?


По всему закулисью развешены мониторы – это «глаза» артистов, которые во время спектакля работают за сценой.


Теперь заходим на Склад мелкого реквизита. Здесь уже царит идеальный порядок. Всё помещение сверху до низу занимают небольшие шкафчики, подписанные названием спектакля. Тут хранятся кинжалы, шкатулки, посуда, украшения и даже «фальшивые» деньги – вся бутафория, чем пользуются артисты во время представления. Все предметы выполнены с максимальной достоверностью: даже денежные банкноты – не просто бумажки, а тонко прорисованные настоящие произведения искусства.

Заведует складом мелкого реквизита Сергей Черненко – поэт в душе и наяву, помимо экскурсии читал нам свои замечательные произведения и демонстрировал авторский сборник стихотворений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 7: Египетский кинжал – для «Аиды», в спектакле он фигурирует в руках Рамфиса. Вообще, хоть Аида по сюжету эфиопка, лучше бы её не гримировали «под негритоску» - уж больно странновато она выглядят с подобным «мейк-апом»

 

К слову, если уж говорить про внешний вид оперных певиц, их «габариты» заслуживают отдельной темы. Я совершенно не против людей крупного телосложения, да и сама с возрастом становлюсь вовсе не худышка, но это же театр, в котором всё направлено на лучшую визуализацию – декорации, костюмы, музыка, свет. У балерин очень строгие требования к внешним данным, киноактрисы так же всегда соответствуют роли, так почему бы и певицам не соблюдать хоть какую-то диету. Это не только моё мнение, недавно мне жаловалась подруга, что не смогла без улыбки смотреть и слушать «Кармен» - ну как можно наслаждаться оперой, если героиня внешне тянет на роль Фрекен Бок! 


Теперь нам показывают пачку (танцевальный наряд) балерины. На её изготовление уходит две-три недели! Костюм должен плотно облегать тело танцовщицы, поэтому в нём множество швов, которые при этом не должны мешать, давить или сковывать движения. Юбка шьётся из жёсткого тюля в несколько слоёв, в середину вшита проволока – для устойчивого горизонтального положения. Корсаж застёгивается на множество крючков, с которыми балеринам помогают справляться костюмеры – современные застёжки-«молнии» в балете не используются до сих пор.

Украшения нашиваются самыми последними, согласно схеме рисунка. Первоначально они приклеиваются, а затем закрепляются швом.
Пошивом костюмов, включая обувь, а также изготовлением бутафории и декораций занимается Художественно-производственный комбинат, расположенный на улице Кавказской. Здесь делают всё! Например, однажды у них был заказ на обувь в виде копыт. Исключение составляют лишь пуанты - когда-то их изготавливали так же здесь, но сейчас танцовщики покупают обувь себе сами. 

Крупные декорации одновременно расписывают 5-7 человек – большое полотно натягивается на раму и прибивается гвоздями, как на пяльцы, затем расчерчивается на клетки, и каждый художник работает со своей зоной.

Ранее комбинат обслуживал театры всей Украины, Москвы и Ленинграда, очередь из заказов стояла на три года вперёд! В 2007 году комбинат присоединили к Опере, и теперь он является составляющей театра.

 


Где-то здесь за сценой спрятался бывший «Внутренний дворик» - небольшой уголок природы и свежего воздуха. При реконструкции его заложили и превратили в очередное складское помещение. Очень жаль – думаю, там было уютно!


Теперь – мимо костюмерных спешим к репетиционным залам. Актёров, задействованных в сегодняшней постановке, уже ждут наряды, заботливо приготовленные на специальных передвижных гардеробах.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 8: Платье ждёт свою временную хозяйку. Чьё оно будет – Нормы или Адальжизы?


Поднявшись по лестнице, оказываемся у балетных учебных классов, всего их три. Говорят, одно время к балеринам любила приходить кошечка – наблюдала, как они танцуют.
В первый класс нас не пустили – постеснялись. А во втором повезло – здесь Анна Аркадьевна Дорош, прима нашего Оперного театра «дрессировала» в балерины свою малышку-дочь: «Руки-руки, держим руки… И, раз… Носок-носок, тянем носок… И, два… Руки-руки, почему руки, как плети!!!... И, раз…». Да, нелегка жизнь танцовщика!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 9: Красавица! Возможно, в скором будущем ещё одна прима!


В третьем классе мы застали творческий кризис. Балетмейстер-постановщик Виктор Владимирович Литвинов в команде с хореографом и пианисткой работал, вероятно, с солисткой нового балета. Балерина рыдала, постановщик нервно курил в сторонке. Вернее, конечно же не курил – только собирался. На настоящий перекур он вышел в специально отведённое для этих целей место.

 

Вопрос-викторина для тех, кто посещал со мной экскурсию: над постановкой какого балета работали в этом классе?

 
До начала спектакля остаётся совсем немного времени. И мы постепенно начинаем наш путь назад.

По левую и правую сторону от сцены расположены гримёрки – мужская и женская отдельно. Несмотря на то, что во время нашего визита в них никого не было, фотосъемку здесь проводить запрещено. Но там и нет ничего интересного: ряды зеркал и стульев, как в парикмахерской, только даже ещё «поплотнее».


Покидаем уже полюбившееся нам и ставшее почти родным закулсье. Театр постепенно наполняется зрителями. Прогуливаемся по бельэтажу и мы, осматриваемся «новыми глазами», и вновь наслаждаемся интерьером – хрустальными люстрами, венецианскими зеркалами, декоративной лепкой. 
На потолке над маскаронами «вылеплены» фамилии русских композиторов – изначально театр назывался Русским. А об архитектурном стиле театра «неоренессанс» свидетельствуют французские лилии.
Заходим в царскую ложу (хоть царь в ней ни разу и не сиживал) - взглянуть ещё раз на зрительный зал, теперь уже во всём его великолепии.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 10: Зрительный зал 


Тут мне вспомнился анекдот – времён СССР и КГБ. На некого дядьку «стукнули», мол в его квартире посреди комнаты стоит огромный сейф. На всякий случай врываются к нему «органы» и приставляют пистолет: «Открывай сейф» - «Не буду…» - «Мы тогда его взломаем!!!» - «Ломайте…». Раз, два – вскрыли, а там - здоровенная гайка! «Что это такое?» - «Не скажу…» - «Мы тогда её открутим!!!» - «Крутите…». Раз, два – открутили, вдруг грохот БА-БАХ! «Что это было???» - «Та, там театр внизу, так эта гайка люстру держала…»


Вот глядя на главную, центральную, огромную люстру Оперы мне и вспомнился этот анекдот. Шутки-шутками, а всегда задавалась вопросом – надёжно ли она закреплена? 

И как в ней менять лампочки? 

На этот вопрос нам окрыли секрет. Центральная люстра опускается раз в год после сезона с помощью лебёдки. Её плавный спуск занимает около получаса! Тогда она моется и в ней заменяются все двести лампочек.

 

А наша ведущая тем временем вспоминает актрису Раису Окипную – и такая улица в Киеве есть. Окипная – псевдоним Раисы Николаевны Капшученко, примы Оперного театра. Во время войны она стала участницей советского подполья – вошла в группу Ивана Кудри (по улице, названной его именем, так же можно прогуляться в городе). Говорят, отношения Ивана и Раисы со временем переросли в романтические.

Актриса могла себе позволить «жить красиво» и при немцах – во время оккупации, театр продолжал свою деятельность (хоть основная труппа и находилась в эвакуации). Редко, когда Раиса после спектакля возвращалась домой одна – провожатых было множество, а кто-то из фашистов даже предлагал ей руку и сердце. Но она не пошла по лёгкому пути. Не раз они с Иваном строили планы подрыва здания оперы во время спектакля, когда в нём собран весь цвет, все «сливки общества» оккупантов. К сожаленью, и одновременно к счастью, этого не произошло, и мы можем наслаждаться именно оригиналом нашего здания. Правда, в театр 2 мая 1943 года всё-таки попала авиабомба, но не взорвалась.

А Окипная и Кудря в 1942 году были рассекречены – подпольная группа начала проявлять интерес к Виннице, а ведь именно там строилась ставка Гитлера, и любое внимание к этому городу проверялось чрезвычайно. В итоге Раиса и Иван были замучены гестапо, а затем расстреляны.

 
Выходим из ложи и практически сразу же звенит звонок – зрителям пора занять свои места. А нам наоборот, на выход!

 

Последний взгляд на театр. В последние годы он сам часто становится большим экраном – в определённые праздничные дни (например, новогодние) в вечернее время рисунки в формате 3D проецируются прямо на фасад здания.


Экскурсия понравилась однозначно – советую сходить обязательно. Понравилось настолько, что возможно, пойду ещё раз.

И, вместе с тем, я ожидала бОльшего. Вернее, хотелось бы бОльшего. Нас не спускали на склад мебели и ПОД сцену, не заводили в костюмерную (где хранятся костюмы), и мы всего лишь прошли мимо гардеробных (где переодеваются артисты). Конечно, сам «процесс наряжания» мне не нужен, а вот помещение хоть одним глазком посмотреть хотелось. И – мы не встретили ни одного артиста! В анонсе экскурсии есть фраза: «…уже снуют загримированные артисты…» - так вот они не сновали, они от нас прятались. Понимаю, актёры – люди специфичные, но уж как-то по очереди могли бы «приносить себя в жертву».
Но мои замечания – мелочи. Просто там так интересно, что хотелось бы влезть везде, как та любопытная крыса, и остаться на спектакль на колосниках (остаться в театре, правда, как раз можно, предварительно купив билет, но – в зрительном зале). 

А всё самое главное и интересное в этой экскурсии всё же свершилось – мы нашей маленькой экскурсионной «труппой» побывали на сцене, на Великой сцене Национальной оперы Украины имени Тараса Шевченко!

 

(А тех, кто ответил на вопросы моей викторины и просто желающих приглашаю на совместный просмотр балета «Буратино». Ждём афишу театра и - до встречи в Опере!) 



Создан 22 мая 2018



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником