Путешествия по Украине и не только

 

ФЕОДОСИЯ - THEODOSIA, август 1995

Феодосия, Коктебель



В Феодосию мы с родителями махнули совершенно спонтанно, в конце августа 1995 года. Билеты имели в один конец – туда, к морю! Затея рискованная – назад в Киев могли вернуться к ноябрю. В связи с этим обстоятельством наш отдых состоял из двух основных программ. Первая – море и пляж, которых мы не видели лет пять, а потому наслаждались каждой песчинкой и волной. И вторая – к назначенному времени ежедневный поход на вокзал. Домой-то таки хочется - вдруг снимут бронь и «выкинут» какой-то завалявшийся билет. 


В итоге отдых получился отличный и запоминающийся. Настолько, что вот пишу о нём спустя двадцать лет! 


Но обо всём по порядку. И начну с «минусов».Первый – у меня не сохранилось ни одной фотографии с отдыха! Фотоаппарат мы с собой брали – разумеется плёночный. И вот плёнка вся засветилась! Поэтому здесь выставляю только фотографии, взятые с интернет-просторов, в основном - старые открытки.


И второй минус. Феодосийский быт меня шокировал! Я долго не могла понять, как можно выжить в этом городе. 1995 год – пик развала постсоветской Украины, и народ всей страны был брошен на самовыживание в тяжелейших условиях. А здесь – так и вовсе нет слов.
Кухонные плиты в многоэтажном доме, где мы проживали, были газовые. Но дом, в котором мы жили, не был газифицирован! Вернее, изначально по задумке планировщиков, газ был – привозной. Во дворах домов были врыты в землю огромные ёмкости, в которые машинами перекачивали сжатый газ. На минуточку – «бомбочки» в каждом дворе! После же развала Союза газ завозить… перестали! И кухонные плиты остались не удел. Люди приобрели обычные маленькие электрические бытовые плитки, на одну-две конфорки. Но и тут не всё просто – свет отключался регулярно, на пару часов утром, и на пару – вечером. Проспал, хочешь выпить кофеёк – ан нет, не получится взбодриться! Холодная вода из крана, к счастью, была практически постоянно. А вот горячую давали по часам, и, кажется, не каждый день – так же по графику. Страшно даже подумать на счёт отопления зимой. Единственный плюс во всём этом – графика подачи удобств кое-как придерживались, и, если никто ничего не перепутал, наличие воды и света можно было предсказать. Поражаюсь терпению людей, сумевших выстоять в тот период. Причём не могу сказать, лучше ли там обстоят дела сейчас. Какой-то газопровод «Джанкой - Феодосия – Керчь» был построен в 1997 году, но многие дома по-прежнему не газифицированы. И свет там отключают систематически до сих пор.


Нас же летом во время короткого отпуска все эти неудобства с водой, светом и газом не очень смущали. Наскоро позавтракав чаем-кофем с бутербродами, а то и вовсе одними арбузами, с удовольствием отправлялись на пляж. 

Жили мы достаточно далеко от моря – пол часа пешком. Причём дома непостижимым образом стояли как-то уж очень запутанно, за весь наш период пребывания дорогу я так и не смогла выучить – полагалась на интуицию родителей.


Пляж в Феодосии интересный и необычный. Он отделён от города… железной дорогой! Этот факт меня потряс ещё во время приезда. Лада Лузина в своей книге «Выстрел в Опере» очень точно передала мои ощущения: «А утром Маша увидела чудо – поезд выехал прямо на пляж, провёз их по краю моря и принёс на приморский феодосийский вокзал». Я – не Маша, но именно так – тоже увидела чудо! И этой железной дорогой, наверное, Феодосия поразила меня больше всего. Ведь обычно в поезде с самого утра выглядываешь хоть краешек моря, хоть уголочек, и так хочется на пляж, что готов выпрыгнуть из душного вагона. А море заигрывает – то покажется синева издалека, то снова исчезнет. И до погружения в волны проходит ещё так много времени – пока состав доплетётся до вокзала, пока доберёшься до пункта назначения, пока разместишься. А здесь – хоть сразу в море с чемоданами!


Получилось так потому, что некогда эта зона Феодосией вовсе не являлась, а была «загородом», вернее - пригородом. Для прокладывания рельсов и шпал была сооружена насыпь – дорога проложена по искусственному берегу! Её построили в 1892 году. И сразу же этот район оказался престижным – состоятельные феодосийцы в начале ХХ века вдоль железной дороги начали строить дачи, которые теперь являются украшением города. Хаджи, Модерн, Отдых, Отрада, Милос, Вилла, Флора, Аида, Стамболи – каждая имеет своё имя и уникальную архитектуру. На момент наших прогулок в них преимущественно размещались рестораны и санатории, как сейчас – не знаю. Из дач получилась целая улица, которая теперь служит приморским бульваром-променадом, местным колоритным Бродвеем с гордым названием Проспект Айвазовского. Конечно же, и мы здесь гуляли чаще всего!


Итак, проспект Айвазовского отгораживает от моря железная дорога, а с другой стороны рельс и шпал – непосредственно набережная и пляж! 

Набережная – относительно новое сооружение Феодосии. До её постройки специфичную железную дорогу во время штормов постоянно подтапливало. Удивительно, что только в 1980-х годах было решено создать укрепление-дамбу. Так же на насыпи! То есть море отодвинули ещё дальше – оказывается, мы не хуже голландцев умеем управлять стихией.Тогда же установили шесть волнорезов и между ними организовали галечные пляжи с общим названием - «Камешки». На них мы и проводили своё основное время!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 1: Открытка из интернета. Четыре параллели Феодосии: пляж, набережная, железная дорога, проспект Айвазовского


Нужно сказать, волнорезы – «режущие волны» - созданные якобы для безопасности, гасящие размер и высоту волны, на самом деле достаточно опасны: между этими бетонными заборами вовремя даже небольшого шторма создаются собственные течения, завихрения и водовороты. Испытала это на себе. В один из дней погода сделалась пасмурной, и море слегка заштормило. Волны были совершенно небольшие, и в воде плескалось достаточно много детворы с родителями. Мы весело прыгали через «белых барашков», причём совсем недалеко от берега, как вдруг одна из волн сбила меня с ног, буквально вдавила в другого мальчика, прокрутила нас с ним «под себя», и начала утаскивать в море. При этом мы находились на совершенной мели – воды было нам по пояс, но встать мы не могли – в верхнем слое воды сильнейшее течение «в обратную сторону» не давало возможности даже поднять голову. Сверху – поток воды к берегу, а нас несло под водой от берега. Конечно, в итоге мы как-то вынырнули, но после этого оба потопали «на подстилку», купаться перехотелось. Может, эти волнорезы расставили как-то слишком близко друг к другу?


А вот с «подстилкой»-простынёй произошёл более забавный случай. Разместились мы с родителями достаточно далеко от «береговой линии», и волны до нас не доплывали ну никак. И вдруг, одна подлая волна, видимо переволновавшись, плюхнула аж до середины пляжа! То есть загораем на простыни, читаем газетки, тут вдруг раз – сидим в луже! Пошипев, вода начала удаляться, при этом на простыню нанесла кучу камушек-гальки. Итог - простынь мокрая, вещи ВСЕ мокрые, попа мокрая. Погода холодная. Пошли домой сушиться – в квартиру без горячей воды и света.


При это стоит не забывать про всё ту же железную дорогу! Уйти с пляжа в город в любой момент не получится – путь преграждают рельсы. Заходов на набережную всего несколько, поэтому маршрут нужно продумывать заранее и «рассудить с умом», когда сразу же свернуть к морю, а когда лучше топать по улицам города.

Мы, конечно же, чаще выбирали набережную. Её протяженность - около 600 метров. 

Набережная мне очень нравилась – такой своеобразный центр курортной жизни и одновременно сувенирный рынок-базар. Товар настолько разнообразный, что таки не удержались – купили глиняную вазу в татарском стиле!

 

Недавно набережная ещё более облагородилась - в 2008 году был проведен её капитальный ремонт. Теперь здесь появились фонтаны: два одинаковых «Феерия шаров» у входов на набережную, и центральный фонтан «В едином порыве» (он вроде бы был установлен чуть раньше, в 2003 году) - туристы и жители города его называют чаще Фонтаном влюблённых, ведь он представляет собой пару, бетонных мужчину и женщину. Считается, что женщина – это Феодора, которая по легенде ждала своего жениха на берегу моря, и вот «в фонтане» они наконец встретились. Но что-то я не нашла подобную легенду! 

Чуть позже в Феодосии (17 мая 2017 года), был открыт ещё один Фонтан влюблённых, на этот раз не на набережной, а на Музейной площади – трёхметровая бронзовая скульптура изображает парня и девушку под зонтом. Её автор – скульптор Ирина Макарова. Теперь в Феодосии целых два фонтана, посвящённых влюблённым!

На набережной же существует ещё один «памятник» - здесь в 2010 году был установлен камень «Феодосия Кронштадт горда-побратимы», точно такой же камень установлен в Санкт–Петербурге.

 

Практически уже у вокзала находится красивое круглое здание-ротонда. Оно принадлежит… насосной станции При этом существует путаница с датой его постройки – в одних источниках даётся ссылка на 1974-й год, в других указывается, что это постройка XIX века. 
Отсюда до порта тянется небольшой фрагмент старой части набережной. И здесь находится трагичный памятник, посвящённый погибшим в ходе Великой отечественной войны морякам. Вернее, морякам, непосредственно участвовавшим Керченско-феодосийской десантной операции, которая проходила с 28 декабря 1941 года по 2 января 1942 года. На тот момент Феодосия, да и весь Крым, кроме Севастополя, были захвачены немцами (11-й германской армией генерала Эриха фон Манштейна). Советское руководство составило отчаянно-смелый план по отвоеванию Крыма назад – высадить десант в Феодосию и Керчь. В операции было задействовано 250 кораблей! В Керчи десант высаживался прямо в ледяное море, и солдаты по грудь в воде шли к берегу. В Феодосии же ночью крейсеры «Красный Крым» и «Красный Кавказ» открыли ураганный огонь по порту, и благодаря этому войска на сторожевых катерах и малых тральщиках смогли высадиться незамеченными. В результате Феодосия, серьёзно пострадав, была захвачена, осаждённый Севастополь получил передышку, начало действий по возвращению Крыма считалось успешным. А закончилась операция полным провалом – наши армии в Крыму были окружены и целиком разбиты.

В память об этих событиях на набережной 7 мая 1994 года на месте, где некогда находилось 37-миллиметровое зенитное орудие был установлен памятник Феодосийскому десанту, а в январе 2014 года вся набережная получила название Набережной Десантников. Кроме того, в акватории залива примерно в 70 метрах от берега есть памятный знак – установленный на якоре плавучий бело-голубой буй-маяк с рындой и световым элементом. 


А дальше – порт! «Мы пришли сегодня в порт, мы стоим, разинув рот», - это про нас. С недавних пор в порту можно увидеть своеобразную выставку под открытым небом прогулочных теплоходов, некогда курсировавших по акватории. Это два одинаковых теплохода «Иван Голубец» (построен в 1979 году и выставлен сюда осенью 2011 года) и «Иван Поддубный» (построен в 1972-м, вынесен осенью 2011 года), а также ещё два одинаковых пассажирских теплохода побольше «Иван Кожухарь» (построен в июне 1990 года, установлен осенью 2012-го) и «Юрий Гарнаев» (построен в декабре 1989-го, вынесен осенью 2012 года). 


Здесь же, у порта, расположен и Феодосийский железнодорожный вокзал, а значит именно сюда мы являлись ежедневно к пяти часам отметиться – не появился ли билетик. Привокзальная площадь – нынешний центр города, здесь устанавливают новогоднюю ёлку, проводят местный парад в честь Дня Победы. Интересно, что ни одна площадь Феодосии на самом деле не является площадью – на картах они обозначены улицами!


В очередной раз убедившись, что билетов нет, мы совершали «культурные вылазки». Здесь, в центре, расположены очень интересные музеи. И вначале напишу о тех, где не была, но хотела бы побывать.


Во-первых, это Музей художницы-скульптора Веры Игнатьевны Мухиной. Родилась она в Риге, а в Феодосии прожила свои детские и юношеские годы - с 1892 по 1904-й. Музей художницы был основан 12 апреля 1985 года на месте дома, где она проживала – от самого здания осталась лишь фасадная стена, но её сумели сохранить и встроили в современный дом. Вера Игнатьевна создала множество произведений в стиле «социалистический реализм», но самым известным является скульптура «Рабочий и колхозница». Высота этой композиции - 24 метра! Она была изготовлена для Всемирной выставки 1937 года в Париже и установлена над советским павильоном. В восторге от монумента был даже Пабло Пикассо - когда солнце освещало скульптуру, фигуры казались сияющими и летящими. После закрытия выставки композицию демонтировали и перевезли в Москву. С 1947 года она является эмблемой-заставкой киностудии «Мосфильм». А в Феодосийском музее хранится макет «Рабочего и колхозницы». Интересно, что Вере Игнатьевне приписывают так же и создание знаменитого гранёного стакана, хотя документальных свидетельств этому нет. Она действительно один период сотрудничала с Ленинградским экспериментальным заводом художественного стекла и вполне возможно создала этот прочный стакан для общепита.

 

Второй музей, который я бы сейчас хотела посетить, но в тот время никак бы не смогла этого сделать - Музей поэтессы Марины и её сестры Анастасии Цветаевых. Тогда его ещё не существовало! Работа по созданию музея велась долгие годы, открытие же состоялось 6 июля 2009 года. Сёстры Цветаевы в Феодосию приезжали на отдых, а в 1913 году решили провести здесь зимний сезон. Со своими семьями они поселились недалеко друг от друга и пробыли в городе с октября 1913-го по май 1914 года. В 2012 году на здании был установлен барельеф Марины, а в 28 августа 2013-го – Анастасии. Автор барельефов – скульптор Степан Мокроусов-Гульельми.

«Над Феодосией угас

Навеки этот день весенний,

И всюду удлиняет тени

Прелестный предвечерний час…

…Иду вдоль генуэзских стен.

Встречая ветра поцелуи,

И платья шёлковые струи

Колеблются вокруг колен…»

Стихотворение очень тревожное, хоть Анастасия и утверждает, что все они в тот период были счастливы в Феодосии.

 

Ещё один интереснейший музей, который появился относительно недавно - Музей денег. Он был открыт 22 августа 2003 года. С деньгами у Феодосии свои собственные, «тёплые» отношения. Ведь это древний ТОРГОВЫЙ город - при любом владычестве здесь чеканились монеты. А потому и коллекционирование их тут имеет особое значение. Ещё при Российской Империи Феодосия являлась «ведущим нумизматическим центром». Нумизматом здесь увлекались все более-менее состоятельные люди, а Феодосийский Музей Древностей (в советский период он назывался Краеведческим), открытый в 1811 году, так и вовсе владел уникальнейшими экспонатами. Часть его коллекции была утрачена, но в целом его так же было бы интересно посетить. Непосредственно же Музей денег основан по инициативе коллекционера Олещука Александра Романовича, и первым фондом музея стала его собственная коллекция, собранная за 40 лет. Сейчас здесь хранится более 30 000 монет, среди которых есть редчайшие. А у входа растет куст крассулы (денежное дерево) – не забудьте потереть его лист, по примете это «к деньгам»!


А теперь – перечислю, где же всё-таки я успела побывать. 

Практически в один из первых дней я посетила Музей Грина (Александра Степановича Гриневского). Читая в детстве и юношестве его книги я эгоистично не задумывалась о судьбе самого писателя, поэтому была крайне удивлена, уткнувшись носом в его дом – не знала, что последние годы жизни писатель провёл в Крыму. Мало того, учитывая специфичные имена его героев я считала его и вовсе зарубежным писателем!

Грин всю жизнь был, как парус, гонимый ветром и морем: «Что ищет он в стране далёкой? Что кинул он в краю родном?». Прежде чем стать писателем, перепробовал массу профессий, много странствовал и скитался. И всё время был политически преследуемым – его считали неугодным ни до революции, ни после неё: Грин боролся с Царским режимом ради «свободы рабочих и крестьян», но то, что начала творить советская власть он так же не принял.

В Феодосии писатель прожил с 1924 по 1929 годы. Именно здесь он написал «Бегущую по волнам»! По малолетству, читая книгу лет в восемь-девять, я не совсем поняла роман, но оторваться от него не могла. Наверное, в этом и состоит талант человека искусства – создать произведение доступным для всех слоёв общества – ребёнка и старика, колхозника и учёного. Искусство сравнивает классы и возраст – оно доступно каждому (лозунг в духе Советского Союза)!

Музей был открыт 9 июля 1970 года в доме, построенном в 1891 году - где жил писатель. Сторону дома украшает панно «Бригантина» - мимо пройти невозможно. Панно шикарное! Оно было создано в 1981 году, его автор – Савва Бродский. Летом 2013 года была проведена реставрация этой прекрасной настенной картины - с применением современных красок и материалов.

Внутрь музея проводят только в сопровождении экскурсовода – когда набирается достаточное количество людей. Нам попалась молоденькая девушка, очевидно, недавно освоившая свою профессию. Она скрупулёзно перечисляла все даты из жизни Грина, но как же «сухо и постно» звучал её рассказ! Словом, от экскурсовода я запомнила… лишь её причёску – наполовину тёмные, наполовину крашеные в блонд волосы.

Внутри же музея несколько «фантастических» комнат с «тематичными» названиями: Трюм фрегата, Каюта капитана Геза, Клиперная, Ростральная, Каюта странствий. И только одна комната восстановлена в том виде, какой была при писателе – в ней воспроизведена обстановка его рабочего кабинета. В связи с тем, что перемещались по музею мы толпой, рассмотреть экспозицию как следует мне не удалось. А ещё меня удивило, что в Феодосии нет какого-нибудь памятника «Алым парусам» - произведение хоть и написано в 1920 году на Невском проспекте в Санкт-Петербурге, но всё-таки являются культовым произведением и самым известным у Грина. Феодосия, ждём памятник Ассоль!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 2: Фото из интернета (авторство указано на фото) – Музей Грина


Ещё один музей, мимо которого я не могла пройти - картинная галерея в доме Айвазовского. В детстве у меня был альбом с репродукциями этого непревзойдённого художника-мариниста. Как же я им засматривалась - придумывала сюжеты каждой картины и домысливала оставшееся «за кадром»: судьбу героев, развитие событий и даже изменение погоды – начало бури, или, наоборот, прекращение шторма. Позже эту книгу мы передарили, и я осталась ни с чем. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 3: Открытка из интернета - Дом Айвазовского


У входа в дом-музей-галерею в 1930 году был установлен памятник художнику высотой 171 сантиметр работы скульптора Ильи Яковлевича Гинцбурга. Украинцам он хорошо знаком – памятник Гоголю в Сорочинцах, Пушкину в Днепре, Коцюбинскому в Чернигове – его работы. Скульптор был лично знаком с Айвазовским и изобразил художника в излюбленной позе – слегка откинувшись назад, с приколотым рукавом, чтоб не выпачкать краской. Скульптура была отлита в 1914 году, но долгое время у города не хватило средств, чтобы выкупить монумент (хоть и были путём пожертвований собраны значительные суммы). Скульптор же «за просто так» прощать долг не хотел, и памятник долгое время находился в Петербургской Академии художеств. Только в 1930 году благодаря стараниям директора галереи Николая Барсамова памятник занял своё место. И практически сразу же образовалась странная «традиция» – похищать кисть. Застать художника за работой со своим рабочим инструментом практически невозможно! Недавно туристы придумали более безобидный ритуал – на счастье дотронуться до ботинка мэтра и загадать желание.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 4: Открытка советского периода, взята из интернета: Айвазовский с кисточкой!


Галерея меня очень впечатлила. Это удивительное, ни с чем не сравнимое чувство - видеть воочию то, что миллион раз рассматривал дома в книжке. Здесь выставлено 416 работ художника, в том числе и неоконченный «Взрыв корабля» – картина так и стоит на мольберте. Сказать, что она незакончена трудно, лично для меня она выглядит очередным совершенством, хоть и писал её художник всего один день. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 5: Фото-репродукция из интернета - «Взрыв корабля»


Самое большое полотно Айвазовского хранится так же здесь – «Среди волн» размером 282 на 425 сантиметров. Мастер написал её всего лишь за десять дней! Художник отличался удивительной трудоспособностью и прекрасной зрительной памятью – морские пейзажи на своих полотнах он воссоздавал по памяти, работая в студии. 


Музей очень понравился А вот повторный альбом репродукций мы так и не купили – цены зашкаливали, стоимость равнялась цене наших трёх билетов на поезд. Но зато в сувенирной лавке я приобрела серьги с коричневыми топазами – люблю их до сих пор! 


Ивана Константиновича Айвазовского на самом деле зовут Ованнес Айвазян – он армянского происхождения. В детстве, помимо увлечения рисованием, неплохо играл на скрипке (и именно благодаря ей познакомился с тогдашним мэром города Казначеевым). За свою жизнь Айвазовский много пропутешествовал, бывал даже в США, но своим домом считал только Феодосию – родился здесь, здесь же прожил свои последние годы. Этот дом был построен в 1845-1848 годах, и ещё при своей жизни художник организовал в нём выставочный зал (добавив к дому пристройку), где показывал работы, которые никогда не должны были покинуть Феодосию. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 6: Открытка из интернета – Большой зал в музее. Крайняя слева картина - огромная "Среди волн". Помню стеклянный потолок!


Иван Константинович занимался не только своим творчеством – он всегда интересовался жизнью самой Феодосии и всегда принимал активное участие в её благоустройстве. Именно Айвазовский является инициатором строительства железной дороги из Джанкоя к городу. Он выстроил здание для краеведческого музея – к сожаленью, оно было взорвано немцами. Открыл в городе Школу искусств. К его заслугам относится и водопровод! Проблемы с водой мы лично испытали на себе, а ведь раньше было и вовсе туго! Айвазовский владел имением в близлежащей деревне Шейх-Мамай (ныне посёлок носит название Айвазовское) на территории которого расположен Субашский источник питьевой воды. Художник разрешил городу протянуть от этого источника водопровод и тем самым обеспечил население знаменитыми пятьюдесятью тысячами вёдер воды в сутки. Фонтанов, из которых можно набрать воду, было несколько, а главный располагался недалеко от порта – его выстроил Иван Константинович за собственные средства и по своему проекту, в восточном стиле подобно Константинопольскому фонтану Ахмеда III-го. Открыт фонтан был в 1888 году. Субашской водой феодосийцы пользовались до 1970 года (более 80 лет), пока не был построен Северо-крымский канал! Фонтан же сохранился до сих пор. Некоторое время он не функционировал, но недавно его отремонтировали и сейчас снова из него можно «испить водицы». Территориально фонтан расположен в парке Юбилейный (ранее он назывался Городской сад) – чуть дальше железнодорожного вокзала. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 7: Открытка из интернета – Фонтан Айвазовского


Кроме этого фонтана Айвазовский по своему проекту и на собственные средства построил ещё один приметный фонтан – в честь своего покровителя градоначальника Феодосии Казначеева Александра Ивановича. Казначеев взял Айвазовского под свою опеку и содействовал его дальнейшей учёбе – именно благодаря ему мальчик из небогатой семьи смог учиться в Императорской Академии художеств. Кто знает, возможно, если бы не случайное знакомство тогда ещё мальчика Ованнеса с мэром, может и не раскрылся бы в полной мере его талант мариниста. Кроме того, Айвазовский тесно подружился с сыном Казначеева Александром. Фонтан, к сожаленью, не сохранился – когда он обветшал, его попросту разобрали. Находился он возле Базарной площади.


В этом же парке можно увидеть ещё один фонтан, связанный с именем художника – на этот раз построенный феодосийцами в честь Айвазовского, в благодарность за подаренную воду. Первый вариант фонтана был установлен в 1890 году и находился несколько в другом месте (где сейчас установлен памятник пионеру-герою). Позже в 1930-м году, скульптуру перенесли в Горсад (откуда она пропала в годы войны), а конструкции фонтана разобрали.  Восстановлен фонтан был только в 2004 году с названием «Фонтан Доброму гению». Автор нынешней скульптуры фонтана - Валерий Замеховский, моделью ему послужила жительница Феодосии ювелир Татьяна Кошельная. В оригинальной же, утраченной фигуре девушки, угадывались черты лица второй супруги Айвазовского – Анны Никитичны Саркисовой, собственно, которой и принадлежали Субашские источники.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 8: Фото из Википедии – старая открытка, первый вариант фонтана


Поскольку мы «зашли» в Юбилейный парк, наступила пора рассказать о самой старинной достопримечательности города, Генуэзской крепости, ведь её фрагмент расположен здесь, в парке. А заодно вспомнить и историю самой Феодосии.

Как и Венеция, нынешний итальянский город Генуя когда-то был самостоятельной страной, имеющей даже собственные колонии – опорные торговые точки-пункты. Светлейшая Генуэзская Республика просуществовала приблизительно 1005 – 1797 годы. Именно Генуэзцы выкупили в 1266 году у татарского хана Оран-Тимура руины разрушенной Феодосии и выстроили здесь новый процветающий портовый торговый город с названием Каффа. Тогда наступил расцвет города и «золотая» его эпоха – при генуэзцах население Каффы превышало 70 тысяч человек!

Позже, В 1475 году город захватили турки и устроили тут огромный невольничий рынок. Помните Роксолану? Именно сюда в плену пригнали её татары на продажу.
Потом, в 1771 году русские войска взяли Каффу приступом, чуть позже Екатерина II включила Крым в состав России, и в 1804 году городу было возвращено его историческое древнее название – Феодосия, что в переводе с древнегреческого означает Дар Богов. Ведь основана Феодосия была в VI веке ДО нашей эры - греческими колонистами. В 1971 году Феодосия отмечала 2500 лет своего существования! 

 

От античных времён никаких архитектурных памяток в Феодосии не осталось, а вот Генуэзская крепость – гордость города. Она представляла собой цитадель и внешнюю укрепительную стену с башнями. Сама цитадель была возведена в 1340-1343 годах вокруг Карантинного холма, длина её стен составляла 718 метров, стены достигали в высоту 11 метров, в толщину – 2 метра. Внутри имелось всё необходимое для жизни полноценного города: дворец, казначейство, резиденция епископа, суд, склады, магазины. Наружные же укрепления (второй ряд стен) по периметру были длиной практически пять с половиной километров, в них было встроено около 30 башен, и каждая имела своё наименование.


На данный момент крепость серьёзно разрушена - в XIX веке большинство сооружений было попросту разобрано. От цитадели сохранились южная стена с двумя башнями, часть западной стены, некоторые фрагменты зданий, армянские церкви (и ныне действующие!) - именно сюда массово спешат туристы. Но мы там не были – не успели (расположена крепость на окраине города в полной противоположности от места нашего проживания). Поэтому в той самой древней Каффе я не была. Но всё-таки кусочек крепости видела! Внешняя линия укреплений с башнями не сохранилась вообще, кроме башни Константина Первого. Именно эта башня расположена в парке Юбилейный – крайней точке нашего местопребывания в Феодосии. И её мы видели – это самая настоящая «рыцарская» башня, с настоящими мерлонами (зубцами-укрытиями для лучников от наступающих арбалетчиков). В 1914 году из Италии были специально «выписаны мастера» - для грамотной реставрации мерлонов. Сама башня была сооружена в 1338 году, а в 1443-м её несколько перестроили. Одно время в ней хранили оружие, поэтому второе её название - Арсенальная. Башня изображена на гербе города, как самая большая и наиболее уцелевшая из ныне существующих башен, но, признаться, состояние её на данный момент не самое лучшее. Вокруг символа города можно было бы как-то «окультурить» территорию, лично меня она больше напугала, чем впечатлила.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 9: Открытка из интернета – Башня св.Константина


Итак, к Генуэзской крепости мы не попали и дальше парка Юбилейный не заходили. Туристам же, планирующим свой поход к крепости, рекомендую от парка продвигаться по зелёной зоне. Тенистые аллеи и скверы – это так же часть крепости, ведь высаживали эти деревья здесь на месте бывшей крепостной стены! А по дороге можно встретить множество памятников - военной и морской тематики. Коротко перечислю их – от одних только названий проникаешься тем, насколько Феодосия является военным и портовым городом. И ведь это не все монументы, которые есть в Феодосии, да и памятники отражают далеко не все беды и горести, которые пришлось претерпеть городу!


Ещё в Юбилейном парке мы видим памятник одному из руководителей большевистского подполья в годы Гражданской войны матросу Ивану Андреевичу Назукину (он является прототипом комиссара Кошкина в пьесе Константина Тренёва «Любовь Яровая»). Интересно, что когда-то на этом месте располагался памятник царю Александру III, затем Сталину, а с 1960-го года место пустовало, пока в 1980-м не был установлен Назукин. Здесь же находится и Мемориал погибшим в Великой Отечественной войне – 16-метровая стела из нержавеющей стали и Вечный огонь, они появились в 1970 году. 

В следующем зелёном сквере – памятник пионеру-герою Вите Коробкову. Дальше - мемориальная доска командиру десантного отряда морской пехоты Айдинову Аркадию Фёдоровичу (открыта 29 декабря 2015 года в день 74-й годовщины высадки десанта). Рядом - табличка в честь проведения пикета, направленного на срыв учений НАТО 28 мая 2006 года, когда жители города не позволили разгрузить американское морское судно с тяжелой техникой и стратегическим оборудованием. 

Напротив главных ворот торгового порта на доме расположен интересный барельеф, изображающий многовековую историю Феодосии, рядом с ним – пояснительная табличка. На белоснежной «выпуклой картине» можно увидеть три группы людей: греки встречаются с местным населением, генуэзцы выкупают развалины города за наполненную золотом шкуру быка, и Екатерина в окружении мужчин - адмирала Ушакова, адмирала Чичагова, генерала Долгорукова и князя Потёмкина (куда ж без него). При этом турок и украинцев почему-то обидели – как будто и не было многовекового турецкого владычества и их битвы с запорожским казачеством.

 

В платановой аллее - памятник «Витязям морских глубин», установлен в 2006 году в честь 100-летия подводного флота (с 1956-го по 1996 год в Феодосии базировалось Севастопольское Краснознамённое соединение подводных лодок Черноморского Флота). Напротив памятника - мемориальный комплекс «Аллея Героев», открытый 13 апреля 2007 года. Здесь установлены гранитные бюсты высотой 2,4 метра героев Крымской и Великой Отечественной войн. Авторы - Валерий Замеховский и Галина Мирошниченко. Перечислю же, кто здесь есть (в таком порядке, как они установлены на аллее): адмирал, командующий Черноморским флотом командир Феодосийского десанта Басистый Николай Ефремович, лётчик-торпедоносец Герой Советского Союза Пресняков Александр Васильевич, разведчик Габрусев Алексей Константинович, вице-адмирал герой Крымской войны Микрюков Виктор Матвеевич, герой Крымской войны участник обороны Севастополя Ергомышев Лев Андреевич, участник Феодосийского десанта пулемётчик гвардейского крейсера «Красный Кавказ» Петров Иван Антонович, командир дивизиона торпедных катеров Герой Советского Союза Котов Сергей Николаевич, лётчик-штурмовик генерал-майор авиации дважды Герой Советского Союза Челноков Николай Васильевич, лётчик-истребитель дважды Герой Советского Союза Амед Хан Султан, комиссар разведотряда Старшинов Николай Васильевич, участник феодосийского десанта Кожухарь Иван Акимович. Всего 11 портретов.

 

Пройдём по аллее дальше, и вскоре увидим памятник-барельеф героям броненосца «Потемкин» - корабль стоял здесь на рейде 22 июня 1905 года. Напротив контрольно-пропускного пункта военного порта - памятник врачу Александру Романовичу Довженко, он с мая 1961 года по май 1985 года работал в соседнем здании. Его методы лечения – стрессотерапия и внушение безразличия «ко всякой скверне». И последний монумент посвящён участникам Великой Отечественной войны и установлен в честь 30-летия победы над фашистской Германией - 9 мая 1975 года. На монументе установлен оригинальный якорь крейсера «Красный Кавказ»!  


Аллея закончилась, до крепости – рукой подать. Как хорошо, что идти пришлось по зелёной зоне – она очень оживляет скучные и казённые заборы портов, воинских частей, погранзастав. Чуть дальше у побережья расположены эллинги - помещения, где строится или ремонтируется корпус судна. Вообще же от количества военных названий аж зубы сводит и становится страшно. Чего стоит один Минно-торпедный полигон! А недалеко от Феодосии в Краснокаменке в 1950 году была создана база хранения и подземный завод по производству ядерного оружия, который выпускал авиабомбы и ядерные боеголовки. Позже здесь же производилась утилизация ядерного оружия первого поколения. Уже после принятия Украиной безъядерного статуса, все межконтинентальные баллистические ракеты с ядерными боеголовками были вывезены, но ядерные могильники существуют до сих пор. Как прекрасна природа в Крыму (да собственно, везде), а мы по-прежнему пытаемся уничтожить её и друг друга своими же руками… А после аннексии Крыма полуостров стал ещё более милитаризирован…


Вот уже и крепость, так же навевающая на мысли о вечном и, наоборот, мимолётном, о скоротечении времени, о том, что на самом деле ценно и сохранится на века, а что утечёт, как волны и песок сквозь пальцы. 

Говорят, наиболее интересно смотрятся башни Климента и Криско. Наверное, бродить можно много и долго, но – это история не про нас, как я уже говорила, сюда мы попросту не попали. 


На территории крепости можно встретить ещё один памятник - тверскому купцу-путешественнику Афанасию Никитину. Знаменитое путешествие Никитина в Индию завершилось в 1474 году именно здесь, и, вероятнее всего, именно в Феодосии чуть более чем за четыре месяца он систематизировал свои путевые заметки в книгу «Хождение за три моря». Памятник ему был установлен в июле 2008 года, автор – феодосийский скульптор Валерий Зенонович Замеховский.

 


Но эта ещё не вся наша программа в дни отдыха! Два раза мы выбирались на практически загородный пляж Феодосии знаменитые «Золотые пески». Ехать на маршрутке – кажется, минут двадцать. Конечно, в жару удовольствие не абы какое, но поездка того стоит. Ведь центральный пляж – галечный, а здесь – песок, крупный, красивый, и таки золотого оттенка! Жалею, что не привезла его с собой. С недавних пор дома насыпаю "пески" в прозрачную вазу – так у меня образовываются полосатые слои разных уголков… так и хочется написать «мира», но нет, всего лишь песочные полоски разных регионов Украины.


В один же из дней мы совершили настоящий поход. По классическому для этих мест маршруту: вдоль берега моря прошли из Коктебеля в Орджоникидзе. Поход незабываемый (и эти строки спустя двадцать лет – тому подтвержденье). Мы пробирались через скалы, поднимались на вершины, проходили горными тропами, обходили мысы по колено в воде, купались в каждой бухточке, наслаждались прекрасными крымскими пейзажами – и так целый день!

И везде, как бы далеко мы не зашли от посёлков, были люди. В палатках. На пикнике. С гитарами. И все радовались солнцу, морю, хорошей погоде. Ведь и правда, чтобы чувствовать себя счастливым, больше ничего и не нужно – только лето и Коктебель!


Именно в Коктебеле мы начали свой поход. По старой привычке именовали его ещё Планерское, хотя историческое название посёлку вернули в 1992 году. Собственно, имя «Планерское» так же очень подходило селению, ведь рядом расположена уникальная гора Узун-Сырт (неофициальное название – гора Петра Клементьева), в подкове-углублении которой создаются мощные воздушные потоки (единственные такой силы в Европе), на которых летают дельтапланеристы. Именно здесь начал развиваться отечественный парапланеризм. Во время войны немцам даже был дан приказ не бомбить эти окрестности, дабы не повредить горный массив и не изменить течение воздушных масс. А в Феодосии 12 мая 1990 года был открыт Музей дельтапланеризма (с 12 апреля 2014 - Музей Свободного полёта). В годовщину своего 25-летия в 2015 году музею присвоили имя лётчика Константина Константиновича Арцеулова. Арцеулов – талантливый во всём внук Айвазовского. Он летал на планерах собственной конструкции, во время войны воевал в воздухе, а осенью 1916 года первым в истории русской авиации покорил штопор. 


Итак, мы прошлись по всей набережной Коктебеля и, конечно же, подошли к месту, которое тоже нельзя пропустить – это Дом-музей поэта и художника Максимилиана Александровича Волошина. Даже свои картины он подписывал стихами!

Художник начал строить дом здесь в 1903 году и прожил в нём до конца своих дней. До 1976 года в доме проживала вдова Максимилиана, и сумела сохранить неизменной всю обстановку. Музей был открыт 1 августа 1984 года.

Дом являлся и является Меккой для творческой интеллигенции – как при жизни Волошина, так и после неё. Сюда приезжали ВСЕ – вся «богема», и именно с того периода берёт своё выражение «Богемный Коктебель» (в советский период это выражение приобрело несколько другой оттенок, скорее Элитный или Недоступный Коктебель – приехать на отдых в Крым было совсем не просто!).


К дому Волошина мы именно, что подошли - музей по каким-то собственным необъяснимым причинам был закрыт. По табличке с указанием режима работы по всем подсчётам должен быть открыт. А он закрыт. Вот так и оказалось, что посетить дом-музей Волошина у меня не сложилось.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО 10: Фото из интернета – Волошин на фоне своего дома


Но, чтобы вспомнить и почтить великого человека, здесь есть места, доступные для посещения в любое время дня и ночи. Во-первых, обернувшись, мы видим силуэт горно-вулканического массива Кара-Даг, и южный склон хребта Кок-Кая напоминает очертания профиля Волошина – любовь взаимна, сама природа увековечила человека, так ценившего окружающие пейзажи.


Во-вторых, с недавних пор напротив музея есть памятник художнику – он был установлен 11 июня 2009 года в честь 25-летия музея. Скульптура отлита из бронзы, её высота - 2,2 метра, автор – московский скульптор Анатолий Григорьев. 


И в-третьих - гора Кучук-Янышар. Это очень необычное место - здесь похоронен Волошин. Вокруг своей могилы он запретил садить кусты и деревья – дабы бесподобная панорама моря никогда не оказалась закрытой. Сюда на могилу не несут цветы, а только коктебельские камни. Причём прямо на них пишут желание – говорят, сбывается. А ещё у могилы не грустят и не скорбят, а поют песни и читают стихи. Здесь проходят литературные вечера, поэтические фестивали. Наверное, так и нужно жить, чтобы потом тропа к тебе не заросла многие-многие годы, и люди считали за честь побывать в этом месте, не грустили, а наслаждались самым бесценным – жизнью.

"Ветшают дни, проходит человек

Но небо и земля – извечно те же

Поэтому живи текущим днём

Благослови свой синий окоём

Будь прост как ветер

Неистощим как море

И памятью насыщен как земля

Люби далёкий корпус корабля

И песню волн, шумящих на просторе

Весь трепет жизни всех веков и рас

Живет в тебе. Всегда. Теперь. Сейчас."

 

Могила расположена на самой вершине, и попасть сюда достаточно непросто – гора хоть и имеет высоту всего 191 метр, но местами её склоны вполне круты. В солнцепёк и жару подъём кажется покорением Джомолунгмы – лично я очень устала. Спуск так же не прост – нужно контролировать каждый свой шаг, дабы вместе с камнями не покатиться вниз. 


После спуска мы пошли вдоль берега моря. И сразу же начался… нудистский пляж! Самый известный в Крыму, причём с философским подтекстом – «натурализмом». Основу ему положил ещё сам Волошин, воспевая аскетизм, простоту, единение с природой и отказ от одежды, как мешающего, лишнего и неприродного атрибута. Здесь, на пляже под Коктебелем, можно ходить в носках, тапках, панамках, но обязательно без трусов! Поначалу мы всей нашей компанией смущались и всё больше рассматривали море и волны. Но потом попривыкли, и уже в каждой новой бухте наш феодосийский знакомый подбегал ко всем молоденьким девушкам с «важными» вопросами туристического содержания: «Скажите, а где воду здесь берёте? Продукты?». Так мы узнали, что в округе расположено множество родников!

 

И вот наконец Орджоникидзе, расположенный на узком мысе Киик-Атлама:

"Полвека назад здесь лишь горбились горы

В бухте Двуякорной бился прибой

Синее море - рыбацкая доля

Шаланды скрипят за Иваном-Бабой…"

 

В посёлке на остановке мы умудрились встретить своих киевских знакомых. А затем на маршрутке вернулись домой – уставшие, но счастливые насыщенным днём.

 


Всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Даже отпуск без обратного билета домой. В один из дней мы пришли на вокзал и… нам достались "плацкартные" полки, разбросанные по всему поезду. Причём, из Джанкоя.

Срочно в нашу квартирку – и экстренный сбор вещей.

Дорогу в общем вагоне до Джанкоя помню плохо – два часа просидела зажатой в толпе. Но была радость – мы едем! А ещё – в ушах покачивались мои топазовые серёжки. С ног ещё не отрушен песок с пляжа. А перед глазами – волны!

В Джанкое до прихода поезда у тёток на перроне успели купить два ведра баклажан. В поезде суетились поменять полки поближе друг к другу. А по приезду в Киев под стекло на своём учебно-рабочем столе я поместила карту Феодосии. Чтобы весь год мечтать о следующей поездке! 

К сожаленью, в Феодосию я уже не попала. Но в Крым поехала – в 1996 году отдыхала в университетском пансионате в Береговом, а значит феодосийская карта помогла осуществить желание – приехать в Крым. Потом были поездки в Форос, Ялту, куда-то ещё. А затем наступил 2014-й год. Никогда бы не поверила, что такое возможно…

Достану-ка я карту Феодосии (она у меня сохранилась!), помещу её на видное место и примусь мечтать! Может она поможет всем нам снова вернуться в Крым...  



Обновлен 06 апр 2018. Создан 03 апр 2018



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником