Путешествия по Украине и не только

 

Приключения украинцев в Австрии

Майрхофен, Австрия



В феврале 2010 года папа со своим братом Серёжей и племянником Димой съездил покататься на лыжах в Австрию. Позже, на своём дне рождении в марте, он, как Жванецкий, с серьёзным видом с листа бумаги зачитал нам свои впечатления. Вот они (далее от лица папы):

 

«Когда-то Майрхофен был всего лишь скромной деревушкой, затерянной в одной из долин Тирольских Альп – самого высокогорного района Австрии (горы здесь превышают высоту 3000 метров!). Но в 1954 году заработал первый подъёмник для горнолыжников, и с тех пор всё изменилось. Сейчас здесь уже более 40 современных подъёмников и более 150 километров трасс, а если приплюсовать сюда зону катания соседних регионов, по которой позволяет кататься суперскипасс, получатся все 650 километров лыжных дорог. Словом, Майрхофен превратился в престижный курорт для туристов со всей Европы.

Мы, в общем-то, тоже из Европы, поэтому решили проверить на собственном опыте, как всё там обстоит на самом деле!

И вот, совершив перелёт Киев – Инсбрук, а затем переезд автомашиной, мы здесь, в Майрхофене - в долине Циллерталь на высоте 630 метров над уровнем моря. Мы – это  три лучших лыжника Васильковского района: мастер слалома-гиганта Сергей, мастер скоростного спуска Анатолий, то есть я, и заслуженный мастер специального слалома Дмитрий Сергеевич. На неделю мы присоединились к местному населению из 3800 человек и к многочисленным горнолыжникам, которых не счесть.

ФОТО 1: Майрхофен

ФОТО 2: Горная речка в Майрхофене

ФОТО 3: Сурьйозный Дмитрий Сергеевич

ФОТО 4: Анатолий

 

Не буду рассказывать о красных и чёрных спусках, об уютных ресторанах высоко в горах, о прекрасном пиве под названием «Вайсбер». Не буду описывать белоснежные вершины гор в лучах заходящего солнца и мохнатые ели, создающие особый «уют на природе». Всё это было, и в избытке. Но запомнился больше всего вечер, проведённый в чисто украинском стиле. Видно, ностальгия всё-таки существует.

ФОТО 5: Альпийские склоны

ФОТО 6: Подъёмники и Тирольские Альпы

 

Как обычно, после трудового лыжного дня мы, спортсмены - васильковцы, вернулись в гостиницу «Manni», переоделись в белоснежные халаты и поднялись на верхний этаж - там расположены бассейн под открытым небом и сауна с большим окном.

В гостиничный номер вернулись чистые и свежие - после водных процедур усталость как рукой снимает, а заодно появляется аппетит!

Быстро нарезали васильковское сало и луковицу, налили. Дмитрий Сергеевич отворачивается: «Сегодня я не пью», - говорит он. А мы с Сергеем тяпаем по одной – второй - третьей за хороший снег, отличную погоду и прекрасный слалом-гигант.

ФОТО 7: Украинский ужин в Австрии

 

Зазвонил телефон, это Рома, симпатичный хлопец из Житомира, работник гостиничного ресторана, попросился зайти к нам и забрать кусок сала и блок сигарет, привезённый ему Серёжей из Киева – привет из рідної неньки Украины.

И вот Рома у нас в номере, за нашим столом, сервированным чисто по-украински – на газетке за позапрошлую пятницу разложены нехитрые продукты. Серёжа частит, и бутылка быстро заканчивается. Дальше спускаемся все вместе вниз, в ресторан. Там уютно. Горят свечи на столиках, официанты быстро разносят закуску и пиво «Вайсбер» в высоких бокалах, играет живая музыка.

ФОТО 8: Интерьер ресторана

 

Садимся за столик и чувствуем себя «белыми людьми». Симпатичная официантка-хорватка приносит пиво, графинчик с водкой, луковый суп и салат. Поглядывает с интересом на Дмитрия Сергеевича - принесла порцию свиных рёбрышек и поставила возле него. На Серёгу, Рому, и тем более на меня – ноль внимания.

Когда закончилось пиво и суп, перекочевали в другой ресторан той же гостиницы. На столе – тарелка со свежей крупной клубникой. Официант принёс коктейли. К нашему столу подсели музыканты с инструментами – аккордеоном и скрипочкой.

Неожиданно Серёжа заказал шампанское. Не простое, а золотое: то ли коллекционное, то ли просто редкой марки, но все заохали – заахали, когда нам его открыли и разлили по бокалам. Зазвучал аккордеон, заплакала скрипка. Я не сдержался и затянул песню. Нашу, васильковскую – «Копав, копав криниченьку…». Серёга с Ромкой подпевали – «… у вишневому саду». Это была разминка, музыканты играли и предлагали петь дальше.

А дальше было больше. После «Гей, наливайте повнії чари…» нас просить уже не пришлось. Словак-аккордеонист отлично ловит мелодию каждой песни, определяет нужную тональность. «Смереку» спели, затянули «Черемшину», потім ліричну «Тихо навкруги». «Марічку - Чечері» исполнили дважды – хорошо получилось. Кто-то хлопал нам, и мы были в ударе. В перерывах между песнями - мороженое и снова коктейли. Вечер плавно перешёл в ночь, а на смену украинским песням пришли русские: «Подмосковные вечера», «На рейде большом».

«Прощай, люби-и-мый город…», - тянул громко я, и посетители ресторана смотрели на меня так, как я на Никулина в фильме «Бриллиантовая рука», когда он исполнял «Косят зайцы траву».

В общем, концерт получился на славу – такого бесплатного развлечения австрийцы, по-видимому, не видели никогда.

Душа требовала продолжения банкета, и я отправился в номер за крохотным песенником українських народних, подаренным когда-то Зоей. Пошёл пешком, но потом решил ехать на лифте. Загрузился в него, но дальше случилась незадача - лифт ездил почему-то только в подвальное помещение и в спортмагазин. И там, и там было темно. Рейс туда, рейс сюда. Туда – сюда. Долго я катался в лифте между подвалом и магазином, пока случайно не удалось выйти, и уже по лестнице быстро поднялся в гостиничный номер.

Серёжа и Сергеевич были там, стояла глубокая ночь, и они не могли понять, где я так долго был.

Утром не сразу сообразил, где я. Постучали в дверь, Дмитрий Сергеевич открыли. Вошла официантка с ведёрком, в котором был лёд и бутылочка водки «Русский стандарт»: «Это вам презент от хозяев гостиницы за вчерашний концерт», - сказала она и ушла.

 

Позже в тот день в горах Дмитрий Сергеевич констатировал факт: «Дядя Толя, вы почему-то бледный». Да уж. «Это я перетренировался», - ответил я. Но на лыжах каталось как-то особенно раскованно и легко – без страха. Правда, один сноубордист не успел во время уйти с моего пути - он почему-то сидел на снегу и рассматривал сноуборд. Когда я в него въехал, его лицо было испуганным и перекошенным. Но и у меня остался след на щеке после контакта с ним, пришлось прикладывать холодный снег - хорошо, его вокруг много.

И лишь после приятно проведённого обеда в горах, когда вокруг ярко светило солнце, было тепло и даже жарко, люди вокруг загорали и пили пиво, нам с Серёжей полегчало.

ФОТО 9: Ресторанчики в горах. Серёжа в числе отдыхающих

ФОТО 10: Полюбившееся пиво «Вайсбер»

 

Дни пролетели быстро. Сало заканчивалось и пришлось думать об отъезде. Днём раньше познакомились с земляком, который жил непонятно где. Имя его я тоже не расслышал, только понял, что на букву «С», поэтому условно назову его Степаном. Своё мастерство Степан оттачивал на леднике Хинтертукс – название переводится с немецкого «За горкой». Ледник расположен на одноименной горе высотой 3250 метров - снег лежит там даже летом и с 1968 года открыта круглогодичная зона катания, первая в Тироле. Степан и нас туда тянул, да мы не соглашались.

Так вот, этот Степан попросился ехать с нами до аэропорта в Инсбрук, и мы не возражали. Вечером он позвонил, и Серёжа очень чётко сказал ему: «Степан, в четыре ночи к нашей гостинице подъезжает такси. Так что не опаздывай. В четыре – отъезд».

Будильник разбудил нас в половине четвёртого. Хотелось спать, но мы быстро собрались, вышли из гостиницы. Валил снег, за ночь его выпало немало. Такси-микроавтобус приехал без опоздания. Водитель молча забросил сумки в багажник, а мы устроились на сиденьях. А Степана нет. Серёжа набрал его номер: «Степан, ты где?». Оказалось, он и не собирался подходить к гостинице. «Мальчики, подъезжайте ко мне, я стою за мостом», - ответил Стёпа. Непросто было таксисту объяснить, что нам ещё надо забрать кого-то, что мы ещё не в Инсбрук едем, а к мосту – в противоположную от Инсбрука сторону.

Когда машина тронулась, стало ясно, что езда будет сложной и медленной – микроавтобус заносило на глянцевом свежем снегу. При этом нам предстоит преодолеть 75 километров до аэропорта Инсбрука! Скорость была минимальной, а опаздывать в аэропорт нельзя.

Когда подъехали к Степану, он начал причитать: «Миленькие мои, хорошенькие мои, надо ещё заехать за барышней». «Какая барышня?!?! Мы на самолёт опоздаем!», - в один голос воскликнули мы с Серёжей. «Миленькие мои»,  – снова запел чудик, – «она же ждёт возле церкви, уже с лыжами стоит!».  

Очевидно, речь шла о приходской церкви Майрхофена, построенной в XIV веке и перестроенной в 1740 году.

В машине началась перебранка – в таких обстоятельствах дополнительно осматривать достопримечательности Майрхофена желания не было. Таксист не понимал ни слова, но чувствовал, что что-то не так, и ждал, пока что-нибудь решится. Степан нервно спросил нас: «Как по-немецки Церковь?» Серёжа парировал: «Степан, как по-немецки Церковь?». Время летело, а мы стояли на месте. Валил снег и нервное напряжение возрастало. Чудик тронул плечо водителя и протяжно сказал: «Бом-бом-бом». Реакции не было. «Бом-бом-бом», - повторил судорожно Степан, ударяя рукой по плечу таксиста. Не помогало.

Я вскочил со словами: «Едем в аэропорт! Какая барышня!». Сергей меня успокоил, но сам успел разнервничаться и послал Степана подальше. «Где ты его откопал?!», - несколько раз возбуждённо спросил у меня Сергей, и его пальцы мяли сигарету. А экстримал продолжал, имитируя удары колокола: «Бом-бом-бом, миленькие мои!».

Наконец, таксист тронулся. Седьмым чувством, видимо, понял, куда надо ехать. Минуты через три мы подъехали к освещённой церквушке, возле которой с лыжами и сумкой стояла девица. Было уже пять утра. Села она быстро и молча. Машины тронулась. Мы нервно смотрели на часы, на водителя, который ехал медленно, и на заснеженную дорогу. «Ребята, так вы всё-таки на ледник попали вчера?», - весело спросил Степан. После нашего ответа до Инсбрука слова никто не произнёс.

Когда подъезжали к аэропорту, стало понятно, что успеем, потому что снега на дороге давно не было. Снег шёл в горах, а внизу - дождь, и машина ехала быстро. Успели!

Выгрузились. Серёжа закурил. Степан с барышней всё так же молча ушли. И теперь мы с Серёжей говорили друг другу, что нужно было сохранять спокойствие. Только Дмитрий Сергеевич сумел проявить себя выдержанным гражданином, достойным великой самостійной державы.

А потом был полёт. Чай-кофе в самолёте. И Борисполь. И рідна земля с кучей мусора прямо на дороге. И на душе стало спокойно, и все ночные приключения показались смешными и глупыми.»

 

 

Но это ещё не всё!!!

История имеет продолжение…

 

Вторая встреча с Чудиком, январь 2012

«Два года назад я, Серёжа и Дима были в Австрийских Альпах – покоряли горные спуски. И тогда, возвращаясь домой, едва не опоздали на самолёт Инсбрук-Киев. Виновником того приключения был мужичок из Одессы, которому мы дали кличку «Чудик». Я тогда рассказывал вам об этой истории.

Так вот. Случилось невероятное. Снова нас потянуло на Альпийские склоны. И снова мы пересеклись с Чудиком, причём на ранней стадии поездки – в аэропорту Борисполь. Когда регистрация багажа была в самом разгаре, на меня пристально посмотрел один пассажир и сказал: «Мне кажется, что мы с Вами где-то встречались». Я тут же узнал Чудика. Он тоже быстро меня вспомнил, потому что следующей его фразой была: «А Вы зря на меня тогда сердились…». Я ему: «Так было ж за что! Мы на самолёт в родной Киев едва не опоздали!». А он в ответ: «Я никогда не опаздываю. Правда, в прошлом году, действительно опоздал на самолёт. Кстати, Вы снова в Майрхофен?». После нескольких фраз наступило примирение.

- Как зовут тебя?, - спросил я.

- Серёга, – был ответ.

Подумалось: даже интересно, что мы спустя два года встретились, причём снова во время путешествия в Альпы.

 

Тем временем, регистрация закончилась, и мы стали ждать посадки в самолёт. Сергей Михайлович занервничал:

- Что-то долго не объявляют! Не зря Чудика встретили…

Серёжа оказался прав. Выяснилось, в связи с сильным снегопадом в Киеве полоса на аэродроме сделалась чересчур скользкой, и самолёт из Инсбрука улетел на запасной аэродром в Днепропетровск. «Таки действительно Чудик-Серёга-Степан из Одессы несёт нам неудачи», - подумал я.

Симпатичная дама из «Австрийских авиалиний», вся в таком красном костюме и  красных колготках успокоила: «Будем садить вас на самолёт Киев-Вена, а из Вены в Инсбрук уж доберётесь, там много рейсов.»

Через некоторое время началась регистрация на венский самолёт. Снова багаж, взвешивание, пограничный контроль. И он, одессит, тоже крутится всё время с нами. И задаёт вопросы, и что-то рассказывает.

Регистрация шла медленно и нудно. Потом вовсе остановилась. Просочился слушок, что самолёт из Вены не сел. Покружился над Борисполем, развернулся и улетел назад в Вену – пилот не решился садить самолёт на скользкую полосу.

 

Настроение упало. Впереди – неясность. Может, придётся ночевать в аэропорту? Выдали талоны на питание. Пообедали. Чтобы поднять настроение, обедали с чаркой. Обедал и Серёга, но к нам не подходил. Видимо почувствовал, что он для нас – нефартовый.

Потом была пауза, и вот снова народ зашевелился. Более шустрые успели зарегистрироваться на самолёт, отлетающий в Домодедово с последующей пересадкой в Инсбрук. Мы не были шустрыми и нам предложили лететь в Мюнхен, на что мы утвердительно кивнули. Само собой, и Чудик оказался с нами.

На сей раз попытка сесть в самолёт увенчалась успехом, и вот мы в долгожданном «внутри летательного аппарата». И самолёт взлетел вместе с нами, нашим багажом и Серёгой!

 

Чувствовали себя тревожно. Сами знаете, почему. Особенно в минуты посадки, когда самолёт от сильного бокового ветра качало из стороны в сторону. Но сели удачно.

И вот мы в Баварии! В этом регионе Германии я ещё не бывал.

Был поздний вечер. Не успели взять свой багаж, как он снова возле нас: «Ребята, я с вами! Берём микроавтобус и в Майрхофен!».

Наш Серёжа отвёл меня в сторону и тихонько сказал, что с этим нефартовым не поедет ни при каких обстоятельствах. В крайнем случае, возьмёт отдельное такси для себя. Мне стало понятно, что Серёжа на счёт Серёги не шутит.

Побрели к выходу – к такси. Надо сказать, что здание аэропорта в Мюнхене очень интересное и красивое, особенно впечатляет большой прозрачный купол. Аэропорт достаточно молод – введён в эксплуатацию в 1992 году, при его строительстве была снесена деревня Францхайм.

Чудик шёл за нами в некотором отдалении. И его, одессита, даже было жалко. Такой одинокий мужичок с вещами и лыжами, а впереди -  ночь в незнакомом городе! Но и нас нужно понять! Не везёт нам с ним!

Подошли к такси. Первым стоял легковой «мерседес». Водитель, видимо турок, сразу стал укладывать вещи в багажник. Мы и без Чудика еле поместились в машину, ведь нас было четверо – я, Серёжа, Дима да Гена. Плюс барахло и лыжи. Для одессита места не осталось, и автомобиль медленно тронулся.

 

Доехали хорошо и долго отсыпались на следующий день после волнений предыдущего.

И начался наш отдых – дальше без происшествий! Всё было отлично – и с погодой повезло, и с настроением, и с трассами, и со снегом.

 

В отпуске время летит быстро. И вот уже заканчивается неделя катаний.

За день до отъезда одессит встретился на вечерней улице Майрхофена: «Привет, ребята! Я тогда только к утру добрался. Всю ночь на перекладных. Завтра еду на ледник. Не хотите со мной?». «Не хотим!», - дружно пронеслось в наших головах. Но мы промолчали. А Серёга тарахтел дальше: « Следующей ночью уезжаем. Я в четыре утра буду ждать вас возле гостиницы.»

И таки пришёл в четыре утра. Ему повезло. За нами приехал микроавтобус «фольксваген» и мы все благополучно в нём разместились, успешно доехали до аэропорта Инсбрук и удачно долетели до Борисполя.

В Борисполе досвиданькались и «нефартовым» Серёгу-Чудика уже не называли.

Вот такой была вторая встреча с лыжником-одиночкой из Одессы в январе 2012 года. До новых встреч, Серёга!»

 



Обновлен 20 фев 2014. Создан 26 фев 2011



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником